На главную
Полки для икон Купить икону

155281,
Ивановская область,
Лухский район,
с. Тимирязево

Тел. 8 (49344) 22-137, 22-187, 22-148.

E-mail:
agafon@tihon-luh.ru

Банковские
реквизиты

Вначале было слово

Эта первая фраза из Евангелия от Иоанна — как нельзя лучше передает суть старинного знаменного монастырского распева. В нем мелодия отходит на второй план, а все усилия певчих направлены на то, чтобы донести до находящихся в храме значение Слова.

Работа над возрождением знаменного распева началась в Свято-Николо-Тихоновом мужском монастыре более трех лет назад. Толчком к этому послужила поездка на святую гору Афон, где мне впервые довелось услышать унисонное пение. С благословения игумена Агафона я решил попробовать возродить такое пение и в нашем монастыре. Бытовало, и до сих пор бытует мнение, что унисонное пение это и есть знаменный распев. Но это не так. В старину были названия: греческое пение, болгарское пение, русское пение. Так вот под именем русского пения и существовало в действительности знаменное пение! Это было настолько оригинальное пение, что оно и фиксацию на бумаге имело особенную: старинными нотными знаками — крюками.

Главное отличие знаменного распева от современного так называемого партесного пения состоит в том, что распев — это не музыка, точнее совершенно особый вид музыки, который наилучшим образом подходит для того, чтобы донести до слушающих, а точнее молящихся в храме смысл Слова-молитвы. Современному человеку, чтобы понять суть знаменного распева, надо пройти своего рода звуковую адаптацию, ибо мы воспитываемся в мире нецерковных звуков. Чтобы в знаменном распеве разбираться — в нем надо жить, мыслить его категориями! Такое вряд ли по силам даже самому музыкально подготовленному хору певчих. Здесь главное — не музыкальная одаренность или наличие голоса. Здесь главное — глубокая, искренняя вера в Бога, смирение и на этой основе — огромный труд. Секрет спетости монастырского хора — в молитве. Задача поющих — не петь, а молиться, жить в церковном тексте, «едиными усты» хвалить Господа. Только тогда мы слышим настоящий знаменный распев, когда десяток голосов превращаются как бы в один Голос.

Чтобы донести текст до слушателя, в старину же была разработана система так называемых попевок (кокизов). Но надо понимать, что создание попевок — это не композиторская деятельность как мы ее понимаем сегодня. Создание попевок — это соборное творчество. Попевки — это молитвы, не прекращающиеся из рода в род, из века в век! Именно в таком ключе и идет сейчас работа над распеванием службы преподобному Тихону Луховскому, текстовой основой которой служит самый первый текст жития Тихона, дошедший до нас из 17 века. Текст службы кладется на крюковую нотацию (с расшифровкой на современные ноты). Работа эта очень сложная и кропотливая. В России пока очень мало специалистов по знаменному распеву. Искать коллег приходится даже через интернет. И все же движение «знаменщиков» растет, к нему приобщаются все больше людей. Да, это совсем другая музыка, чуждая так называемому современному человеку. Но все больше людей начинают понимать, что основа всего — именно здесь, в знаменном распеве. Ибо это — уставное пение, пение для церкви и для молитвы.

Особые надежды у меня связаны с подрастающим поколением: кадетами-тихоновцами. Они с детских лет слышат знаменное пение. Им легче воспринимать и крюковую нотацию. В этом меня убедили уже первые занятия с мальчишками хоровым пением. Они хорошо воспринимают и информацию по теории музыки, а особенно все, что связано именно со знаменным распевом. Надеюсь, что вскоре их звонкие детские голоса зазвучат на клиросе.

А. Нечаев, головщик (регент) хора Свято-Николо-Тихонова мужского монастыря



Вернуться к другим новостям



Архив важнейших событий

«Избранные песнопения
Свято-Николо-
Тихоновой обители»



«Акафист Тихону Лухскому»