Святитель Дмитрий Ростовский о всемирном потопе

Мафусал же, отец Ламехов и дед Ноев, умер пред самым потопом, как говорит Иероним и другие. А иудеи и сие говорят, что Мафусал только за семь дней до потопа скончался.

Когда приходили к концу сто двадцать лет со времени откровения Божия, бывшаго Ною о потопе, и когда уже приблизился год потопа и ковчег был окончен, Ной внес в него все необходимое для себя и безсловесных животных, которых он должен был ввести с собою, как было ему повелено Богом.

К тому времени осквернила всякая плоть путь свой на земле (Быт. VI. 13), и Бог, видя, что осквернена земля мерзкими делами грешных людей, и более не терпя их, решил погубить их водами. Он повелел Ною войти в ковчег с женою и чадами и ввести с собою скот, зверей и птиц, чистых по семи, а нечистых по два; всех их вседержительная рука Божия собрала к Ною и ковчегу и укротила в них ярость зверей и ненасытство плотоядных птиц, так что среди них и лев был как агнец, и ястреб как голубь (Быт. VII). И вошел Ной вместе с ними в ковчег за семь дней до начала потопа.

В шестьсот первый год жизни Ноевой, в 27 день месяца апреля (ныне говорят, что в 17 день), нашел потоп на землю: внезапно водные источники забили ключем из земли, реки выступили из берегов, отверзлись небесныя хляби, и был дождь 40 дней и 40 ночей, пока вода не покрыла лице всей земли и не погубила все живое. Вода поднялась на пятнадцать локтей выше самых высочайших гор.

Повелено было Богом Ною взять в ковчег из нечистых животных только по два, мужского и женского пола, а из чистых по семи, ибо Бог желал, чтобы чистыя животныя скорее размножались на земле для человека, так как они должны были стать человеческою пищею. В числе семи чистых животных были три пары, мужской и женский пол, а седьмое животное было мужского пола, дабы оно было принесено Ноем после потопа в жертву Богу. Мы же, видя это, прославим милосердый промысел Божий о человеке, так как для Себя Бог предназначил только одно животное в жертву, а для человека шесть.

Пусть будет известно также и то, что в корабле Ноевом не были те животныя, которыя именуются земноводными и живут частью в воде, частью же на земле, как-то: выдры, бобры и так называемыя амфибии, а также и те животныя, которыя от земной влаги и болотнаго перегноя рождаются, то есть мыши, жабы, скорпии и другие пресмыкающияся по земле, и различные черви, жуки и саранча, и еще те, которыя зачинаются от росы небесной: комары, мошки и тому подобное. Все эти живыя существа были погублены потопом и вторично после потопа от тех же веществ родились.

Потоп происходил - по русским Библиям в 2163 году, а по хронографам в 2243 году (по римскому же счислению потоп был в 1656 году). И хронографы русские, и великия Четьи-Минеи говоря, что он был в 26 день месяца апреля (см. в житии святаго Стефана Пермскаго).

О потопе и о Ноевом ковчеге достаточно написано в книге Бытия, и желающий пусть там читает. Мы же здесь разве о том помыслим, как потоп был прообразом грядущаго страшнаго суда Божия, о чем и Господь наш Христос упоминает в Евангелии, говоря: "Якоже бысть во дни Ноевы, тако будет и в пришествие Сына Человеческаго: ядяху и пияху, посягаху, до негоже дне вниде Ное в ковчег, и прииде потоп, и погуби вся". (Мф. XXIV. 37; Лук. XVII. 27). И воистину страшно было видеть потоп! Когда увеличивалась вода и внезапно потопляла веси, города, деревья, горы и высокия здания, люди бегали туда и сюда, женящиеся и пирующие быстро вскакивали из-за пиршества с бледными лицами и искали, куда бы убежать; жених и невеста поспешно с одра вставали, выбегали из чертога и разлучались друг с другом, бегая то туда, то сюда, и желая избежать вод; метались из угла в угол трепещущия матери, держа на руках малых младенцев и не зная, куда скрыться. Иные восходили на высокия здания, дома, столпы и башни; другие взлезали на высокия деревья, а иные устремились поспешно на высокия горы и высочайшие холмы; но напрасно, ибо никто не мог избежать сего сильнаго наводнения. Погибали и те, у которых оказались ладьи, в которыя они сели, но ладьи от страшных волн переворачивались, и те погружались в воду.

Везде страх, везде трепет, везде смерть были пред глазами. О, сколь сожалели они тогда, что не послушались Ноя, говорившаго и проповедывавшаго о потопе; а они тогда подсмеивались и поносили его! Но во время потопа они говорили: о Ной, Ной! Сколь ты премудр, приготовил себе ковчег! О мы, окаянные! Сколь безумными и несмысленными мы сделались, не придавая веры пророческой твоей проповеди! О еслибы ныне возможно было нам войти в ковчег твой! О, сколь сильно мы желаем пребывать в нем хотя бы всю жизнь нашу и быть в нем заключенными! Могли мы, но не хотели; а ныне хотим, но не можем!

Произнося сии и подобныя им слова, они бегали от наступающей на них потопной смерти, опережая друг друга, и теснились на высоких местах, согревая друг друга. О, сколь велик был страх и трепет, когда они, стоя на горах и превысочайших холмах, видели воды, покрывающия всю землю, все опрокидывающия, поглощающия людей и скотов, сокрушающия города и укрепления, покрывающия горы и холмы и таким образом к каждому из них приближающия горы и холмы и таким образом к каждому из них приближающияся, и их потопляющия, восходя сперва до колен, затем до пояса, до шеи...

Отсюда, человек, ты можешь уразуметь, сколь велико зло грех, который навел на весь мир такую пагубу. И если таков водный потоп тогда был, то каков будет потоп огненный во второе Христово пришествие! Помысли, сколь страшен будет судящий Бог, который ныне милосерд и все прощает! В то время всюду для грешника будут тесны пути: в высоте виден будет Судия весьма прогневанный, грозный, от лица которого вострепещут небо и земля, внизу же узрится страшная геенская пропасть; одесную будут грехи, обличающие тебя, а ошуюю множество демонов, самое видение которых будет страшнее всякой муки; внутри совесть снедающая и подобно огню жгущая, а вне весь мир, объятый и сгорающий в огне: "Небеса жегома и разоряющася стихiа опаляемая и растающаяся" (2 Петр. III. 12) Бедный ты, грешник! Отовсюду ужасными бедами и великим страхом объятый, куда ты сможешь убежать? Скрыться ли пожелаешь? - это будет невозможно. Явиться ли лицу Божию? - и сие будет нестерпимо от страшной Его ярости. Если спросишь, кто на тебя будет клеветать, то говорю, что все: когда гневается Создатель, тогда и все создание ярится на прогневавшаго.

Вода усиливалась на лице всей земли 150 дней (Быт. VII. 24), а потом воды по повелению Божию стали уменьшаться, ибо вспомнил Бог Ноя и всех, кто был с ним в корабле (Быт. VIII. 1 и 4). В 27 день месяца сентября ковчег остановился на горах Араратских, в Армении, но не тотчас появилась из-под вод земля, так как оне убывали мало-по-малу до декабря месяца. Тогда же только вершины гор показались. Ной много дней ждал в корабле, пока не изсякнет вода на земле, как о сем пишется в книге Бытия. Отворив оконце в ковчеге, он посылал то ворона, то голубицу, желая уведать, нет ли уже суши на земле? И узнал он, что удалилась вода с лица земли, когда ворон не возвратился, а голубица прилетела к нему с масличным сучком. Но Ной все еще пребывал в ковчеге, ожидая, пока земля не высохнет совершенно. Перваго числа марта месяца он открыл покров в ковчеге и увидел, что изсякла вода на лице земли; однако и теперь он не выходил из ковчега, ожидая Божия повеления. В 27 день месяца апреля, когда уже совершенно высохла земля от вод, Ною было повеление Божие выйти из корабля со всеми, кто находился в нем.

Ной, выйдя из корабля, тотчас же создал алтарь Богу и принес из чистых животных и птиц жертву в благодарность за избавление от потопа, и была эта жертва приятна Господу. Принял он от Господа опять прежнее благословение, данное некогда Адаму, чтобы "раститися и множитися, и наполняти землю, и обладати ею и всеми зверьми, и скотами, и птицами, и рыбами, и всеми движущимися на земли и в море". (Быт. IX. 2 и 4). Кроме того, он получил благословение есть мясо и рыбу, чего прежде потопа в ноевом племени, идущем от Сифа, не было (разве только в Каиновом племени и среди исполинов, как повествует халдейская история, если только она содержит в себе истину).

Боялся Ной, чтобы опять не наступил когда-либо потоп и не погубил бы вторично все живущее. Господь Бог, утешая его, заключил с ним завет Свой - не наводить больше потопа для погубления всей земли, и в знамение сего завета поставил радугу в облаках. Так милосердый Создатель примирился с созданием своим и благословил землю к плодоношению, расположив времена и говоря: "Сеятва и жатва, зима и зной, лето и осень, днию и нощию не престанут" (Быт. VIII. 22.).

Дал Бог заповедь Ною и всему роду человеческому, который произойдет от него, дабы не было в человечестве кровопролития и убийства, так как по образу Божию создан человек; если же кто дерзнет кого убить, то тот убийца должен быть сам убит. "проливаяй, - сказал Господь, - кровь человечу, в тоя место его кровь да пролiется" (Быт. IX. 6). - И так после потопа опять начала земля плодоносить, а человеческий род на ней и всякое животное обновляться и умножаться.

"Помяну Бог Ноя", говорит Писание (Быт. VIII. 1), и говорит так не потому, будто Бог забыл его в столь страшное время, когда он водами потопными в корабле носился и находился между жизнью и смертью, но потому, что наступил уже час, когда Господь желал утешить раба Своего и начал уменьшать потопныя воды. Ибо нет такой печали у праведников, которая не претворялась бы в радость, как нет и радости у грешников, которая потом не превращалась бы в печаль. Мы уже слышали, как все радования и веселия бывших до потопа грешников внезапно переменились в горькое рыдание и окончательную погибель; слышим теперь и о праведном Ное, находившемся в великом страхе, как все скорбное превратилось у него в веселие и радость, когда, избежав по Божию милосердию столь страшного всемирного наказания, он вышел на сушу со всеми бывшими с ним цел и невредим. О как тогда он сам и дети его, и все животныя, звери и скоты, и птицы возвеселились! "Помяну Бог Ноя", котораго никогда не забывал. Ибо как Он мог забыть угодника Своего, когда в Исаином пророчестве говорит: "Еда забудет мати отроча свое, яко не помиловати исчадия чрева своего? Аще же и мати забудет чадо свое, Аз тебе не забуду" (Ис. XLIX. 15)?

Ворон не возвратился в ковчег, а голубь возвратился. В этом мы можем видеть образ человека грешнаго и образ человека праведнаго. Ворон - это человек грешный, отлагающий свое покаяние от утра и до утра и не возвращающийся к своему спасению как к ковчегу, к Спасителю как бы к Ною. Праведный же если когда и вылетит из корабля своего праведничества, впав в какое-либо прегрешение по некоему вражескому соблазну, он, однако, долго не медлит, но тот час встает и возвращается к Богу с стенанием, как голубица имея в устах масличную ветку - свое исповедание грехов с надеждою оставления их, по словам Псалмопевца: "Рех, исповем на мя беззакония моя Господеви, и Ты оставил еси нечестие сердца моего" (Псал. XXXI. 5).

Ворону подобен грешный человек, ибо как ворон питается мясом гниющих трупов, так и он любит насыщать свою душу своими скаредными сладострастными делами, сильнее трупов смердящими. Голубице же подобен человек добродетельный, презирающий трупы богомерзких дел и гнушающийся ими, обходящий как масличныя деревья образы богоугоднаго жития праведных мужей и от них как с сучков масличных собирающий себе пользу.

Также и ковчег Ноев может послужить нам предметом для духовнаго обучения, расположеннаго в алегорической или иносказательной форме. Ной есть образ Христа, ковчег - образ Христовой церкви, а потоп - гонение на церковь. Не погрузил потоп Ноева ковчега; не осилит Христовой церкви и гонение: "Врата адова не одолеют ей" (матф. XVI. 18). В ковчеге дети Ноя вместе с безсловесными животными были; и в церкви Христовой добрые христиане с злыми, праведные, говорю, с грешными вместе пребывают. И как в Ноевом ковчеге ради людей были спасены от потопа и безсловесныя животныя, так и в церкви святой ради праведных соблюдаются и грешники и спасаются по Божьему милосердию. Вороны - это еретики, вылетающие из церковнаго корабля, удаляющиеся и не возвращающиеся; голубица же есть образ Духа Святаго, масличный сучок в устах - благодать и милосердие Господне, а конец потопа - последний день сего века.