СВЯТАЯ РУСЬ И РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО

Каждый народ имеет свои дарования, определяющие характер его стремлений, интересов и жизни, согласно которым народы сознают и называют себя. Так, по стремлению к силе и богатству, назвала себя "Великой" Британия, "Ученой" Германия и "Прекрасной" Франция назвала себя по любви к изяществу и чувственной красоте.

Русский народ, особо одаренный религиозно, назвал себя - по особой любви к святости - "Святая Русь".

Это удивительное историческое событие.

"Святая Русь" - это национальная жизнь народа, признающего смысл и радость жизни в приобщении к Богу. Это - народ, выше всего почитающий святость, которая и есть приобщение к Богу, природнение Ему. Как часто в исторической жизни люди ненавидели праведников, убивали их: пророка Исайю перепилили деревянной пилой за то, что мешал жить грешно, а Русь полюбила святость и поняла, что в стремлении к святости смысл и правда и радость жизни. И только в этом. И как прекрасен образ старика, пришедшего за несколько тысяч километров из Сибири, чтобы немного побыть с Преподобным Серафимом.

"Святая Русь" не есть жизнь святого народа: история русского народа есть сказание о его грехах; но не только о них, а и возстании (из греха) и основной чертой его, определившей и давшей право на имя "Святой Руси", была и есть - верность правде: человек Святой Руси грешит, но не лжет [ибо знает, что отец всякой лжи - дьявол], и потому знает, куда и к чему надо возвращаться, когда согрешил и упал.

Верность правде - самая существенная и дорогая черта человека Святой Руси, воспетая Достоевским, и она критерий русскости.

Святая Русь есть именно национальная жизнь, ея характер и настроение, внутренняя жизнь, а не внешняя, не формы жизни, и потому отнюдь не надо представлять себе Святую Русь только и непременно в одеждах того или иного исторического периода. Нет, она может быть во всех одеждах.

Не надо смешивать Святую Русь с Русским государством: они созвучны, но это явления разного порядка... Мы никогда не говорили "Святая Россия" - как государство, но "Святая Русь" - как народная, национальная жизнь. Мы не знаем "священного государства" и не говорим, как католики, "Священная Империя" - ибо у нас нет священных форм государственной жизни: у нас нет догмата о государстве...

Христианством дан смысл жизни - приобщение Богу. Это единственная спасительная цель - "Единое на потребу", и все, вся жизнь должна подчиняться этому. Но если "вся", то значит и государственная жизнь...

Государственную жизнь направляет власть, и у власти всегда есть своя философия, и руководясь ею власть устраивает общественную жизнь. Нет и не может быть власти... без того или иного понимания своего смысла и цели... Поэтому, если данное государство не примет христианского положения, что вся жизнь, а следовательно и государственная, должна быть подчинена христианскому смыслу жизни, то на место этой философии оно должно поставить другую. Но человек Святой Руси все способы устроения государства будет расценивать по тому, насколько они отдаляются или приближаются к принципу подчинения Христианству всей жизни, насколько они создают обстановку, благоприятную для жизни и развития христианина.

Самое тяжелое для духовного роста человека, самое соблазнительное - жить в обстановке торжествующего зла. Когда зло не только не преследуется, но поощряется властью. Зло празднует свою победу и кажется непобедимым. Такова жизнь под богоборческой властью. Это такая несносная тяжесть, такое зло и мерзость, что люди бывают морально раздавлены такой жизнью и становятся жертвами зла и уныния.

Внешне не так мучительно, но может быть не менее соблазнительно, жить в обстановке безразличия к добру и злу. Таков воздух государственной и общественной жизни там, где проводится принцип отделения государства от Церкви. В этом воздухе холодеет душа и гаснет огонь исповедания. Таков воздух в демократических государствах: в них высший закон - веления большинства, и они лишь техническая организация, "аппарат" для исполнения приказов этой изменчивой воли: нет вечной истины, нет смысла, нет служения Истине и гаснет дерзание веры. Нет вечных ценностей, пустота, и Церковь приравнена в правах к анониму Акционерной Компании...

Святая Русь хочет власть, сознающую добро чуткую к нему: ей дорого, чтобы носитель власти понимал и чувствовал, какое настроение, какой воздух жизни нужен или полезен или вреден для христианина, где и в чем для него препятствия и соблазны.

Поэтому Святая Русь хочет власти не партий, не аппарата, не нравственно безответственного анонима-большинства, не духовно мертвой юридической личности, а хочет власти человека, нравственно ответственной живой личности. Ей дорого верное сознание, живое сердце и воля носителя власти.

Святая Русь знает, что никакими внешними юридическими нормами, приказом и голосованием нельзя создать такое сознание, сердце и волю. Это ясное и твердое знание и убежденное стремление найти желанную власть и приводят Святую Русь к решению государственной проблемы, оригинальному и непохожему на решение Западного мира.

Последний настороженно относится к власти, обеспокоен ея возможностями, хочет следить за ней, вводить для этого систему ограничений и контроля, и боясь власти, хочет ее обезличить.

Святая Русь наоборот - отбрасывает все эти приемы воздействия на власть: вместо юридических норм контроля и ограничения она устанавливает духовные и нравственные условия, гарантирующие желанную ей власть. Она дает носителю власти полную свободу и налагает на него нравственную ответственность, без этой свободы немыслимую.

Она хочет власть свободную и самодержавную и ставит одно условие этого самодержавия: свободный самодержавный носитель власти должен царственно свободно исповедать свою веру и дать обещание осуществлять свою власть, руководясь этой его верой. Эта связь власти государя с его верой настолько глубока, что дала основание Митрополиту Антонию сказать: "моя верность Царю определяется его верностью Христу".

П.С. Лопухин (1885-1962 г.г.)

"Несколько слов по поводу конституционных вожделений нашей "либеральной прессы"

"Конституция есть ограничение верховной власти".

"Во всех современных политических учениях более или менее ясно и открыто провозглашается, как политический идеал, принцип державности или верховенства народа. Для осуществления его на практике требуют всеобщей подачи голосов... Но это, по справедливому в сущности мнению крайних демократов, не дает ни малейшего ручательства в том, что страна действительно управляется сообразно с желаниями большинства. Как очевидный пример противоречия образа действия правительства, избранного всеобщей подачей голосов, с желаниями этого большинства, может служить изгнание духовных орденов из Франции и атеизация французских школ, когда все деревенское население, да и значительная часть городского остаются приверженными к католицизму...

Но верховность народа... есть простой факт, всеобщий, неизбежный, неизменный, состоящий в том, что основное строение всякого государства есть выражение воли народа его образующего, есть осуществление его коренных [многовековых, традиционных] политических воззрений, которых не лишен ни один народ, ибо иначе он и не составлял бы государства... и ежели такое коренное народное политическое воззрение затемняется, утрачивается, то и государство им образуемое разлагается и исчезает...

Скажут: неужели Болгары, Греки и вообще вся христианская райя составляющие большинство населения Европейской Турции, своею волею поддерживали Турецкое государство? Конечно нет: эти народы никогда Турецкого государства собою не составляли, они были вне его, чужды ему во всех отношениях и удерживались в нем внешнею силою, точно так, как например, неприятельская армия удерживает в своем повиновении занятую ею страну...

Если [всякий] государственный строй есть выражение народной воли, то каким образом объяснить непрерывные перемены этого строя во Франции в последнее столетие, в течение которого различного вида и характера республики, империи и королевские монархии сменяли друг друга? Неужели народная воля могла столь быстро меняться?..

Нравственная особенность [тысячелетнего] русского государственного строя заключается в том, что Русский народ есть цельный организм, естественным образом, не посредством искусственного государственного механизма только, а глубоко вкорененному народному пониманию, сосредоточенный в его Государстве. Которое, вследствие этого, есть живое осуществление политического самосознания и воли народной... Вот смысл и значение русского самодержавия... [Это живая, органическая форма правления, которая] которая по существу своему, т.е. по присущему народу политическому идеалу, никакому внешнему ограничению не подлежит, а есть воля свободная, т.е. самоопределяющаяся...

Для гарантий, для обеспечения прав, для ограничения царской [верховной] власти очевидно нужно иметь опору вне этой власти, а этой-то опоры нигде и не оказывается. Желаемая конституция, вожделенный парламент ведь никакой иной опоры, кроме той же царской [верховной] воли, которую они должны ограничивать, не будут и не могут иметь. Каким же образом ограничат они эту самую волю, на которую единственно только и могут опираться?"

Н.Я. Данилевский (1822-1885 г.г.)

"Как погибла русская община"

С представлением о родовом иерархическом строении мироздания был связан и особый авторитет царя. Царь - заботливый отец. Труд его тяжек. Быть царем - бремя, послушание. Поставленный Богом над крещеными людьми - он первый и ответчик за них перед Богом... Если даже на помещика крестьянин подчас смотрел как на помеху своей живой, непосредственной связи с царем, то уж чиновники и вовсе воспринимались им как пятое колесо в телеге...

Призывы народников идти войной на помещиков встречали упорное неприятие народа, потому что, помимо прочего, они (народники) говорили, что "Бога нет, что попов и архиереев не нужно, что народ угнетен палачами и все это идет от царя; поэтому нужно царя, начальников и попов уничтожить, тогда все будут свободны. Царя себе выберут на три года, и если он окажется нехорошим, то его можно будет сменить". Это как отца себе выбрать на три года?

С.В. Лурье (1993 г.)

"Церковь, Русь, Рим"

"В управительной системе Грозного заметно желание сблизить царский престол с жизнью всех сословий... Предвидя вред бюрократии, т.е. чиновничества (впоследствии ставшего средостением между престолом и народом), он хотел опираться на живые силы государства, самоуправляющиеся под верховенством царской власти".

Н.Н. Воейков (1931 г.)

"Основные законы русской государственности"

"Будучи помазанником Божиим... русский царь Богу Одному отдавал отчет о своих действиях, управлял вверенной ему Богом страной по совести - через посредство лучших ее людей и не вверял судьбы ее бессмысленной толпе, никогда не знающей, чего хочет, и вожакам толпы, слишком хорошо знающим, чего хотят".

А.А. Керсновский (1907-1944 г.г.)

"Христианство и политика"

"Блаженный мир души не может не омрачаться, и не прерываться даже у наилучших христиан вследствие окружающего зла, зрелище которого способно возмущать и тревожить их... Пусть государство и его деятели, по фактическому своему состоянию и направлению, не удовлетворяют нашим справедливым ожиданиям. Из этого следует только то, что каждый из нас, начавши с собственного нравственного оздоровления, обязан содействовать доступными для него нравственно чистыми путями улучшения положения в государственно-социальной области, а не становиться в ряды анархистов-революционеров. Если каждый из нас обязан содействовать улучшению положения дел в государственно-социальной области, то только потому, что христианство имеет своею задачей устроять эту государственно-социальную область по своим принципам, сообразно заветам Христа. И целью христианства является устроить так в государстве жизнь людей, все их взаимоотношения и, следовательно, политику направить по такому пути, чтобы идеалом для всего был идеал христианства".

Священномученик протоиерей Михаил Чельцов (+ 1931 г.)

О веротерпимости

"Говорят и пишут, что современное государство должно стоять вне всяких религиозных вопросов, объявить свободу всяких вер и самого безверия... Не выходит ли по новой философии, что Спаситель мало любил людей и не должен был проповедовать Своего учения, потому что всякая проповедь есть покушение на свободу? Свобода совести... Но совесть всегда свободна и не может быть нигде, ни у кого и никем связана. И что же это за философия? Все для язычества, все для неверия, все для инославия - и ничего для христианства. Но ведь и христианской любви к истине нельзя отказать в праве исповедовать, проповедовать и насаждать эту истину по любви к тем, которые этой истины не знают и без нее гибнут...

Веротерпимость... Знают ли сторонники ее и поклонники этого модного идеала, что веротерпимость истинная есть удел и право только людей верующих и притом глубоко верующих? Знают ли они, что уважать религиозное чувство может только тот, кто в себе его имеет? Знают ли, что у теперешних проповедников веротерпимости говорит или равнодушие к вере или тайная злоба Ирода?

Священномученик протоиерей Иоанн Восторгов (1864-1918 г.г.)

Отчество Царской власти

"Отец устанавливает порядок в семье, и если эти порядки оказываются непригодными, отменяет их"

"Все миросозерцание нашего народа построено на началах нравственных, церковно-религиозных, в противоположность миросозерцанию народов западных. Там, напротив, все строится на началах правовых, юридических. Если мы хотим, чтобы наш народ занимал подобающее ему место в среде народов земных, то мы не должны насиловать его миросозерцания, а все законы строить в народном духе. И если бы наши образованные классы усвоили себе это основное начало русской жизни, то не наделали бы тех ошибок, в коих, - увы! - они и теперь не каются. Призвание Царем "лучших людей", народом избранных, они поняли как открытие парламента, тогда как Царь-Отец хотел видеть при Себе советниками детей, а не парламентских говорунов, людей дела, людей опыта жизненного и , по возможности, разума государственного. А Ему в первую же Думу послали большинство самых негодных людей - разных "эсеров" и "эсдеков". Кто послал? Конечно, не народ, глубоко Царю преданный, готовый за Него душу положить, а вот эта "интеллигенция", которая, пропитавшись западною отравою масонских учений, хотела и Русь переделать на западный шаблон. Царь распустил негодную Думу. Собралась вторая, но не лучше первой. Тогда Царь изменил выборный закон и получилось Дума... сносная. По крайней мере, ее терпели до конца срока ее полномочий... Царь может отменить законы о Думе: ведь Он дал их, и если найдет, что законы не отвечают благу Его народа, то кто же посмеет запретить Ему и отмену их?

В истории бывают моменты, когда люди, понимающие смысл совершающихся событий, должны всячески прояснять в сознании народном те жизненные начала, которые заложены в духовный облик народа, и к таким святым началам должно отнести... общение в мысли, в вере и жизни, а в государственной жизни - сознание отчества Верховной Власти...".

Архиепископ Никон (1851-1918 г.г)