Что же нам теперь делать?

В предыдущем, третьем, номере нашего альманаха был воспроизведен почтительный и благоговейный труд архимандрита Константина Зайцева "Памяти последнего Царя". В этом труде отец архимандрит говорит о ситуации, которая сложилась в России во времена премьера Столыпина, примерно так.

Крепостное право отменено. Узда с необъезженной лошади была снята. Всаднику (Царю) предложено было обходиться без узды. Государственная Дума успешно боролась с Царем, пытаясь отнять у него и стремена. Крестьянство стремилось к "черному переделу". Общинный строй вызывал всеобщее недовольство. Крестьяне были недовольны количеством и качеством земли, которой они обладали. (Как будто бы кто-нибудь видел когда-нибудь довольного крестьянина). Зависть снедала и тех, кто имел мало, и тех, кто имел много. Мы здесь не будем говорить о тех, кто умело пользовался страстями русского человека. Столыпинская же идея заключалась в том, чтобы вместо общины создать довольных своим положением, свободных земледельцев. То есть речь шла не о том, чтобы по-христиански расправиться с завистью, а о том, чтобы эту страсть удовлетворить, то есть совершить малую и бескровную революцию вместо большой и кровавой. Осуществить земную справедливость дело немалой важности, однако мы, православные, знаем, что зависть и сребролюбие - это страсти. А страсть удовлетворить нельзя, ибо она вызовет еще большую. Против страсти нужно подвизаться исповедью и покаянием. Но вера в народе уже падала, нравственные идеалы покрывал туман. Мистически, и Император и Премьер, оба ощущали это. Положение тогда уже было безвыходным. Русский народ духовно падал под давлением чуждых иноверческих и космополитических идей.

Идея пошла в массы. От идеи свободы пьянела Россия и становилась все более неспособной к исполнению Божьего Домостроительства. Государь в "свободной России" был уже как-то и ни к чему. Присяга стала фикцией.

Монархист Столыпин, любя Царя и Россию, создал (или способствовал созданию) в России такой духовной обстановки, при которой Царь был лишним и, вытащив из-под Православной России этот фундамент, сам оказался незащищенным от пули злодея. Хотя намерения его были чисты и логически он был прав, Бог не защитил его, ибо он делал дело не Божие, а человеческое. Он угождал не Богу, а человеку.

Мы должны навеки усвоить этот Божий урок. Ибо тот, кто не согласовывает свои действия с волей Божией, даже и желая делать добро будет способен творить только зло.

Чтобы понять, что без Бога и Царя ничего не выйдет, потребовалось еще почти сто лет и пролития рек крови.

Но мы опять почти на том же месте. Если Бог не дает свободы в нашем, земном понимании, будем драться за нее, а даст - оторвем вместе со свободой и руку у Него. Такие мы.

Надо признать, что сегодня мы еще менее свободны от страстей, чем в годы предреволюционные, и Царя принять неспособны. Может быть только некоторые из нас, ради них Он и придет.

По-видимому, земная свобода и Божий порядок пока несовместимы. Что теперь выберем? Однажды уже мы выбрали свободу и знаем, к какому рабству и к какой крови это привело.

Начнем сначала, с Царя? Будем опять просить Его у Бога? Учтем ошибки и не будем искать свободы? Знаем, что подавляющее большинство неспособно отказаться от губительной свободы. Так, капризный ребенок бежит к красивому цветку, растущему на краю пропасти, отбиваясь от "деспота" родителя и падает в нее. И опять же зависть: "Почему я менее свободен, чем он?" Ведь дьявол считает всех равными. И опять зависть, страсть.

Только тот, кто свободен от страсти, имеет право на свободу. Много ли таких, чьей главной страстью является Господь? Конечно же, мало, но только они достойны принять Царя и быть верными его и свободными подданными. Царь для избранных? Да.

Пророки говорят, что Царь истинный и праведный будет править в России над теми, кого изберет Господь. Веря в это, боимся, что таких окажется немного. А чтобы попасть в число избранных, надо избавляться от страстей (хотя и не можем, но стараемся!), главные из которых гордыня, зависть и сребролюбие. Бог оценит скорее наше старание, чем результат, который чаще всего зависит от Него. Самого.

Вера, а не реформы и революции. Конечно, тому, у кого нет Бога в сердце, уже ничего не докажешь. Но мы для таких и не пишем.

Кто будет производить суд? Кто выберет достойных для будущей России, подданных будущего Царя-помазанника? Как и всегда, - это будет праведный суд Божий, страшный для нас, но справедливый.

Как были осуждены на смерть, муки, изгнание те, кто предали Бога и Царя, так и сейчас будет с теми, кто уроков не понял. Но второго раза для них не будет, ибо Господь сердца знает и Ему не надо повторять ситуацию.

Рабы страстей пусть не ищут свободы земной, а ищут свободы от страстей своих. Пусть будут рабами Божиими, слугами Царя, а не рабами гордыни, зависти, сребролюбия, блуда и ненависти, то есть рабами первого Иуды, презренного предателя Божия - сатаны.

Но попробуем встать на место Создателя, Отца нашего Небесного. Говорим Ему: "Отче наш, мы каемся в грехах наших и поняли свои ошибки. Даруй нам Царя праведного и мы откажемся от "свободы", то есть от своей злой воли и примем Твою светлую волю, которую Ты дашь нам через своего Помазанника, Царя нашего". Однако, Он знает, что многие из нас покажут пальцем на другого, а не на себя и скажут: "Почему он ближе к Царю, чем я, более достойный? Попробую-ка я сам исправить эту несправедливость". И начнется опять: "кто был ничем, тот станет всем".

Встав на место Господа нашего, мы не сможем не избрать для Царства земного и Небесного только тех, кто не завистлив и не сребролюбив, незлобив и кроток, иначе это Царство просто не состоится. У Бога тоже нет другого варианта. Каждому же из нас нужно сделать свой выбор, пока не поздно. Может быть, даже уже и поздновато, поторопимся. Аминь.

Игумен Агафон