Самогонщица

Подпустив меня совсем близко, автобус весело хлопнул дверцами и покатил своей дорогой. На соседнюю скамеечку присела пожилая женщина, подошла еще одна. Поздоровались, завели разговор о том, о сем. Я прислушалась...

- Пенсия у меня маленькая, у мужа побольше, но все равно невелика. Мы ведь долго в колхозе работали. Только огород и спасает: растим и себе и на продажу. Каждый год то теленка, то поросенка выкармливаем, немного себе оставляем, а остальное продаем. Так и тянемся... Дочка с мужем на машину копят, зять в Москве шофером работает, домой редко приезжает. А старшая нам помогает, каждый год в мае отпуск берет, приезжает огород копать...

- Да зачем тебе огород? Лучше займись самогоном. За бутылку тебе прямо домой все готовое принесут: и картошку, и капусту, и тушенку.

- Да не умею я. Муж у меня , слава Богу, малопьющий, зять тоже не балуется. А на продажу стыдно как-то...

- А чего стыдиться? Сейчас почти все на продажу гонят. Многие уж машин, квартир напокупали. Да не только деньги, вещи хорошие несут: одежду, посуду, ковры. А уж продуктами-то завалили. Дают - бери! Ну не я возьму, так другие не откажутся. Я хоть знаю, что не отравлю мужика. А другие чего придумали - добавляют в самогон и дихлофос, и ацетон, и таблетки, и всякую дрянь. Я этим не занимаюсь, мой самогон все хвалят, днем и ночью идут и идут.... Пенсия-то у меня большая, а все равно, где бы я столько денег нашла, чтоб газ провести? А теперь у меня, как в раю: теплота, красота! Дом у меня еще хороший. Муж, пока не очень пил, все сам по хозяйству делал. Руки у него были золотые. А уж как с вином связался, так ни до чего стало. У других мужик выпьет, гляжу, то спит, то поет, а мой был дурак дураком. Гонял меня, покойный, по всей улице... А теперь спокойно, никто не мешает. Дети уж сами по себе, оба живут отдельно, а дочь в соседней области. Домой редко ездит, дорога-то нынче дорогая. Она у меня молодец: своего пьянчужку выгнала, работает на химзаводе, да еще калымит. Она у меня шьет хорошо. Ничего, и одна детей вырастит. А то наглядятся на папашу и сами за стаканом потянуться. Тут недавно внук явился. Я даже удивилась. Сноха-то ко мне не ходит и детей против бабки настраивает. Вот я сначала испугалась было: не случилось ли у них чего? Сынок-то мой в отца пошел, может, думаю, учудил чего? Нет, слава Богу, все хорошо! Бутылочку попросил, с друзьями в лес собрался. Как не дать! Он уж большой нынче 9 класс заканчивает, в училище, видно, пойдет. Только не знаю, на кого учиться будет. У меня они советов не спрашивают. Как хотят! Нам тоже никто не помогал. Придут в гости - угощу, как положено, а зарабатывают пусть сами...

Вторая женщина молча слушала неторопливый рассказ своей собеседницы, глядя на нее, как мне показалось, с сожалением.

- На праздники-то, наверное, к дочке в гости поедешь, к внукам?

- Выдумала! В такую даль тащиться, да еще с пересадками! Соскучатся - сами явятся. Да и некогда мне. Праздники - это для нас самая работа!

Подошел долгожданный автобус. Собеседницы встали и, не попрощавшись, вошли в него в разные двери...

Этот случайно подслушанный разговор давно не выходил у меня из головы. Подумалось, как мало, оказывается нужно времени, чтоб персонаж фельетонов и "главный герой" товарищеских судов под обидным прозвищем "самогонщик" стал вполне обычным явлением. Люди этой уже вполне обычной профессии живут в любом городе, селе, на каждой улице и, ничего не стесняясь и никого не боясь, гонят свое вонючее зелье и открыто торгуют им круглые сутки.

Судя по всему, государственные мужи так и думают. Пусть только платят налоги, чтоб открыто величаться "бизнесменами" наряду с бывшими спекулянтами? Представьте только, как разбогатеет казна на слезах, остающихся на дне каждой бутылки из-под самогона!

Только ведь на чужих слезах, как на крови, счастья себе еще никто не построил, хоть до сих пор пытаются...

Л. Нечаева, г. Вичуга