Золото Российской короны

Все Божье да Государево

После падения династии в 1917 г. вопрос о движимом и недвижимом имуществе Дома Романовых постоянно поднимался на страницах как периодических изданий, так и научных исследований, начиная едва ли не с первых дней Февральского переворота. Однако по-настоящему открыто в работах отечественных исследователей и журналистов он стал обсуждаться только в последнее десятилетие, параллельно с изучением и обнародованием обстоятельств гибели последнего Государя и Его семьи.

Хозяйством императора и царской семьи ведало Министерство Императорского Двора; значительная роль принадлежала находившемуся в его составе Кабинету Его Императорского Величества, которому 20 ноября 1897 г. были переданы все хозяйственные и финансовые дела Министерства. Кабинету принадлежали значительные земельные владения и лесные массивы на Алтае, в Польше и Забайкалье, горные предприятия в Сибири. (Жданов Г. П. Кабинетское землевладение (1747 - 1917 гг.). - Новосибирск, 1973. С. 53 - 59, 258.).

Следующим за Кабинетом был т. н. Удел, или Удельное ведомство, образованное в 1797 г. с целью материального обеспечения царской фамилии доходами с дворцовых земель и поселенных на них крестьян. Оно распоряжалось прежде всего собственностью младших членов династии - Великих Князей и Княгинь. Царская семья владела огромными территориями в разных частях России, виноградниками, рудниками, промыслами, охотничьими угодьями, которые оценивались тогда в 100 млн. руб. золотом и служили, вместе с Кабинетом, источником личных доходов Царя и Царствующего дома. (Ананьич Б. В. Россия перед революцией. 1895 - 1904 гг. - Кризис самодержавия в России. 1895 - 1917. - Л., 1984. С. 21 - 22.).

Но вот что интересно. "Попытка министра ... двора кн. П. М. Волконского путем выгодного обмена с казною сконцентрировать удельные земли в немногих, более доходных районах Поволжья и Приуралья встретила стихийное противодействие крестьян и организованное сопротивление казенного ведомства в лице министра государственных имуществ гр. П. Д. Киселева. В результате Удел получил в свою собственность... только государственных крестьян Симбирской губернии". Вот тебе и "тирания Романовых"!

Кроме того, указами 1858 - 1859 гг. император предоставил своим крепостным гражданские права раньше, "чем закончились споры вокруг проекта Редакционных комиссий", и щедро наделил их землей. "Согласно отчету министра двора гр. Адлерберга, к 1880 г. из 9 млн. дес. удельной земли было отведено в надел крестьянам 4480 тыс. дес.". "Эксплуататоры" Романовы добровольно расстались почти с пятью миллионами десятин первоклассной пахотной земли в пользу простого народа.

В эмиграции ныне многие считают, что "вообще представления о богатстве дома Романовых сильно преувеличены", что "все их богатство было в основном в земле", какового мнения придерживались и некоторые из бывших членов династии. (1) Башкирова Г. В Наяке, близ Нью-Йорка [Интервью с Кн. Верой Константиновной] // Родина. 1990. № 1. С. 89; Ее Высочество Княжна Вера Константиновна Российская (1906 - 2001) - троюродная сестра Николая II. - Авт.).

Действительно, Императорская Фамилия владела колоссальными земельными и лесными массивами, рудниками и другой собственностью, только в Сибири составлявшей 67, 8 млн. га. "Но отсюда до заключения ... о том, что эти богатства определяли собою также и несметные богатства, фактически находившиеся в распоряжении Императора, и служили для его личного обогащения, а тем более могли быть использованы им для перемещения их за границу, - целая огромная пропасть", - по мнению современника. (2) О капиталах русского Императорского Дома. Письмо графа В. Н. Коковцова генералу от инфантерии А. П. Кутепову // Москва. 1980. № 12. С. 186.).

Впрочем, капиталы Царской Семьи всегда вызывали жадное и завистливое любопытство "прогрессивной общественности", в особенности, счета Имп.Николая II и других членов династии в зарубежных банках. Широко известно, что Царь-мученик и его семья вели весьма скромный образ жизни, в то время как государственный бюджет ежегодно отводил только монарху, кроме 16 млн. руб. на содержание двора, еще 4286895 руб. на "известное Его Императорскому Величеству употребление".

Следует признать, что возможности накопления больших капиталов у династии Романовых были уже в "капиталистический период". В ходе проведения крестьянской реформы 1861 г. "царская фамилия получила важное преимущество, сравнительно с частными владельцами: ей была предоставлена денежная компенсация за крестьянские наделы не процентными бумагами, а наличными деньгами. Ежегодно, в два срока - 1 марта и 1 сентября - казначейство выдавало Удельному ведомству причитавшуюся ему сумму, которую заранее взыскивало с бывших удельных крестьян в форме выкупных платежей. Исправность поступления крестьянских взносов гарантировали накопленные в крепостную эпоху крестьянские мирские капиталы. Если банковские билеты и выкупные свидетельства падали в курсе и частные владельцы терпели убытки, то Удельное ведомство ровно ничего не теряло: ежегодно в течение 49 лет оно должно было получать от казны гарантированный доход и из него отчислять не менее 10 % в запасный капитал, который к моменту завершения выкупной операции должен был составить полную стоимость выкупленных наделов". (Дружинин Н. М. Указ. соч. С. 87 - 88.).

За счет запасного капитала и текущих доходов Удельное управление производило широкие покупки новых имений, преимущественно на Правобережной Украине. (Следовательно, в ходе военных действий 1914 - 1916 гг., когда немцы заняли часть западных земель, царская семья понесла большие убытки.)

Кроме того, Удел сосредоточил в своих руках множество промысловых статей, вкладывал часть своих сумм в государственные займы и в акции железных дорог. К 1880 г. сумма ежегодных доходов Удельного ведомства составляла 6687479 руб.; за 25 лет (с 1855 г.) она выросла почти вдвое. Одни оброчные статьи давали 2251 тыс. руб., т. е. почти в пять раз более, чем в 1855 г.

Доход от лесов, которые сдавались на вырубку по лесосекам, превышал 1 млн. руб., т. е. вырос за тот же срок более чем в девять раз. Несмотря на увеличившиеся расходы царской фамилии, денежные капиталы Удела составляли к 1880 г. более 7 млн. руб., а вместе с долговыми суммами, в частности с невнесенными еще выкупными платежами, - 15204 тыс. руб. (Там же. С. 96 - 97.).

Интерес к теме подогревался слухами о значительных суммах, обнаруженных большевистскими приватизаторами на российских счетах Царя и его Семьи. Как же обстояли дела в действительности?

Удельные владения оценивались в 100 млн. руб. золотом... Царь получал проценты с капиталов, находившихся в английских и немецких банках. 200 млн. руб. царских денег со времени царствования Александра II хранились в Лондонском банке. Ежегодный личный доход царя достигал 20 млн. руб. Примерно в 160 млн. руб. оценивались драгоценности Романовых. (6).( Ананьич Б. В. Указ. соч. С. 22.). А через год после Февральской революции в прессе появились сообщения о царских вкладах в Петроградской конторе Госбанка. "На счету великой княжны Татьяны Николаевны состоит 2.118.500 рублей, Ольги Николаевны - 3 миллиона 169 тысяч рублей, у бывшего наследника Алексея Николаевича - 1 миллион 425 тысяч рублей, у бывшей императрицы Александры Федоровны - 2 миллиона 518 тысяч 293 рубля. Общая сумма вкладов, принадлежащих членам династии Романовых, составляет 42 миллиона 402 тысячи 322 рубля 71 копейка" (7) Утро России. 1918, 5 (18) февр.).

Очевидно, были вклады и в другие, зарубежные, банки. Графа В. Б. Фредерикса, министра Императорского двора, упрекали в том, что он, якобы, вопреки указанию Императора, незадолго до войны перевел за границу (в Берлин) около 7 млн. руб., принадлежавших царским детям. Совсем неожиданно выглядит утверждение А. П. Корелина, одного из самых ярых марксистов, со ссылкой на "Книгу воспоминаний" Вел. Кн. Александра Михаиловича, который в своей справке для газеты "Вечерняя Москва" уверяет, что "после войны берлинские банкиры предложили царским родственникам получить на выбор 7 миллионов романовских рублей или 16 миллионов германских марок " (8) Царские миллионы // Вечерняя Москва. 1990, 15 янв. С. 2.), так как общеизвестно, что поиски царского наследства в свое время не увенчались успехом. Сводный отдел финансов и денежного обращения Минфина ответил той же газете, что вообще "подобными сведениями не располагает". Интересно свидетельство одной из родственниц царской семьи (от неравнородного союза), оставшейся в СССР, - Н. Н. Андросовой-Искандер - о том, что в 1930-е или 1940-е гг. органы госбезопасности планировали использовать ее для возможного получения "царских капиталов". Этот план не удался, вероятно, ввиду "морганатичности" ее происхождения от Романовых. (4) Личная беседа 16 ноября 1997 г.).

Министр финансов В. Н. Коковцов, разумеется, ведавший и вопросами о заграничных вкладах, заявлял в эмиграции, что хотя "в 1905 году... Министерства Двора... был переведен за границу небольшой по своей сумме капитал, принадлежавший Великим Княжнам, дочерям Государя", еще до Великой войны, Государь приказал перевести весь этот капитал, состоящий к тому же из русских государственных фондов, обратно в Россию" (10) О капиталах русского императорского дома. С. 187.).

Но не все хотят верить этому. Подозрительная шумиха вокруг подложных "царских костей" настойчиво увязывается с проблемой "царского золота". "Еще одной из причин желания поскорее похоронить останки является стремление определенных политиков получить доступ к Царскому золоту и недвижимости за границей. По данным профессора В. Г. Сироткина, члена "Международного экспертного совета по зарубежному золоту, недвижимости и Царским долгам", общая стоимость всех средств, ранее принадлежавших Императорской Фамилии, составляет более 400 миллиардов долларов.

Захоронив останки под видом "царских", эти политики стремятся создать видимость восстановления исторической преемственности и обеспечить мнимую легитимность установления в России т. н. "конституционной монархии". Это, как они надеются, даст им право получить Царское золото" (11) (Марьянова Е. В. Ложь на крови // Завтра. 1998, июль. № 28 (241). С. 5.).

Слухи о "царском золоте" были распространены достаточно широко. Так, в эмиграции высказывались самые разнообразные мнения о судьбе царских денег, в том числе существовала версия , что их унаследовала сестра Николая II Ольга Александровна.

"Говорят, что Ольге удалось унаследовать часть небольшого капитала, который некогда был по какому-то случаю переведен по распоряжению ее брата из России в один из банков Англии". Однако, как отмечает комментатор, на самом деле "капиталами Романовых ей воспользоваться не удалось, и она жила в эмиграции в стесненных обстоятельствах". (Трубецкой В. С., кн. Записки кирасира: Мемуары. Вступ. ст., примеч. и коммент. В. П. Полыковской. - М., 1991. С. 194, 203.).

На какие же цели тратились эти немалые суммы? Духовный подвиг сестры Государыни, Св. Вел. Кн. Елизаветы Феодоровны, общеизвестен; она не только основала в центре Москвы монастырь - знаменитую Марфо-Мариинскую обитель, - она отстроила и содержала его за свой счет.

Еще одной статьей расходов Царской Семьи было "презентирование", т. е. представительство богатств и могущества Империи в виде государственных драгоценностей. Ритуализованные выходы и выезды, празднества, балы, ежедневное появление на людях в блеске Царственного величия, в сверкании золота и самоцветов было не роскошью, а необходимостью, частью "царского ремесла", восходившего еще к традициям Византии и Римской Империи.

В быту же русские Государи были, как правило, весьма непритязательны. Император Николай II "щедро дарил дорогие подарки... а сам он, в отличие от многих монархов европейских стран, был скромен, и кроме золотого кольца с крупным рубином, не носил на руках никаких других драгоценных поделок".

Кольцо это позднее присвоил участник убийства Царской Семьи душегуб Войков (Нечаев Г. Н. Судьба императорской яхты "Штандарт". - М., 1996. С. 57.).

Но о назначении и принадлежности накопленных династией сокровищ у Царя было совершенно определенное представление как о государственном достоянии.

Вот подлинный факт: "отдел христианских древностей Русского музея (так он назывался до революции, размещался, между прочим, в бывшем великокняжеском дворце и вобрал в себя множество произведений искусства из коллекций членов Дома Романовых) родился из собрания икон, принадлежащих Императору Александру III, а средства на приобретение 1500 предметов из коллекции Лихачева в 1913 году дал его сын - Николай II". (Кабицына О. Реставратор. // Московский комсомолец. 1991, 28 дек.). Уже в Тобольске, осознавая безысходность ситуации, он возмущается бесчинствами большевиков при взятии Зимнего, в котором сам давно не жил. "И зачем же разорять дворец?.. Зачем допускать грабежи и уничтожение богатств?.. Последние слова произнес бывший царь с дрожью в голосе. Лицо его побледнело, в глазах сверкнул огонек негодования" (Панкратов В. С. С царем в Тобольске: Из воспоминаний. - М., 1990. С. 43.).

Отдельная история - у драгоценностей Государства Российского. Их правовой статус впервые был определен Имп. Петром Первым, своим Указом за № 11 от 1719 г. утвердившим в уставе (или, как тогда говорили, регламенте) вновь организованной Камер-коллегии знаменитый § 20: "Государству принадлежащие вещи, а именно государственное яблоко, корона, скипетр, ключ и меч имеют в царской рентерии (казне) в большом сундуке за тремя замками в сохранении быть... и когда торжественное какое действие случитца... оный сундук отпереть и подлежащие такие к государству вещи вынять и... к Царскому Двору отсылать. А после бывшего торжества взяв, велеть оные паки в рентереи сохранить".

С 1737 г. коронные ценности хранятся уже в специальной кладовой ("Комнате Его (Ее) Императорского Величества"), с 1839 г. получившей название Бриллиантовой комнаты Зимнего дворца. С 1884 г. драгоценности короны считаются собственностью государства, будучи выделенными из личного имущества царской семьи. Ими ведали различные отделы Кабинета Его Величества, а с начала XIX в. - специальная Камеральная часть (по аналогии с венской Шатцкаммер).

С началом Великой Войны, в 1914 году, коронационные регалии перевозятся в Оружейную палату Московского Кремля, где и пролежали до самой революции. В ноябре 1917 г. Москва - в руках большевиков. Официальный путеводитель уверяет: "в отличие от печальной участи сокровищниц крупнейших европейских монархий - французской и австро-венгерской... судьба русских коронных драгоценностей оказалась счастливой и глубоко справедливой: Великая Октябрьская социалистическая революция возвратила эти сокровища их подлинному хозяину - народу" (Алмазный фонд СССР: Путеводитель / Н. Я Баулин, В. А. Уваров и др. - М., 1988. С. 6.).

Между прочим, путеводитель лукавит: корона, скипетр, держава, все остальные регалии австрийских Габсбургов хранятся в Вене; инсигнии подвластных им Богемии и Венгрии - соответственно в Праге и Будапеште.

Заметим, что ставить вопрос о разделении собственности Царствующей Семьи в Самодержавной Монархии на "частную" и "государственную" юридически неправомерно: личности Государей и членов Династии Романовых в данном случае неотделимы от самого понятия государства. Государство, по представлениям православных монархистов, потому и государство, что "на нем" сидит Государь. Юридическое отделение собственности монарха от государственной подразумевает потенциальную возможность превращения его в "частное лицо". Немыслимое в Московском Царстве, такое превращение, если и случалось, то сопровождалось тяжелейшими потрясениями.

И в Новое время: отречение наследника Петра I и привело к появлению "дела царевича Алексея"; вынужденное отречение, а затем и убийство Имп. Петра III спровоцировало пугачевский бунт; отказ от наследования трона Вел. Кн. Константина Павловича вызвало масонский путч декабристов в 1825 году.

Насильственное же низложение Николая II, его пленение, а затем и ритуальное убийство Святых Царственных мучеников имело результатом невиданные доселе катаклизмы и навлекло проклятие на все народы Российской Империи за грех цареотступничества и цареубийства, одобрения, или его молчаливого попустительства.

После 1917 года колоссальные средства, принадлежавшие Династии, либо были по разным причинам недосягаемы для нее, либо были украдены большевиками.

Так, к февралю 1918 г. буквально нечего стало есть вдовствующей Императрице Марии Феодоровне и ее дочерям, находившимся под домашним арестом в Ай-Тодоре - имении Вел. Кн. Александра Михаиловича, пребывавшего там же. "С 25 марта [1917г.]... вдовствующая императрица проживала на свои средства, имевшиеся в наличных деньгах. Сравнительно н е з н а ч и т е л ь - н ы е (выделено мной. - Авт.) средства эти подходят к концу (ГА РФ. Ф. 130. Оп. 2. Д. 1109. Л. 1.), - сообщали по телеграфу приближенные Марии Феодоровны Предсовнаркому. "С трудом получаем свои деньги из банка. Дают не более трехсот в месяц - это при ужасной здешней дороговизне - не хватает", - сообщала в Тобольск племяннице, Великой Княжне Марии Николаевне, Великая Княгиня Ольга Александровна, сестра Николая II (ГА РФ. Ф. 685. Оп. 1. Д. 42. Л. 86.). После освобождения из-под ареста немцами она переехала из Крыма на Кавказ, где также оказалась в большой нужде. (Буранов Ю., Хрусталев В. Гибель Императорского дома. - М., 1992. С. 88.).

Несколько лучшим было содержание плененной Августейшей Семьи. Выдача сумм на их содержание из средств Министерства Двора прекратилась только 23 февраля 1918 г. "Постановлено из числа их личных сумм выдавать им ... по 150 р. в неделю или 600 р. в месяц на человека. Государство дает только квартиру ... освещение и отопление и солдатский паек". (Буранов Ю., Хрусталев В. Указ. соч. С. 173.). С 1 марта 1918 г. масло и кофе исключаются с царского стола как "предметы роскоши" (Жильяр П. Император Николай II и Его семья (Петергоф, сентябрь 1905 - Екатеринбург, май 1918 г. По личным воспоминаниям П. Жильяра. - Вена. 1921. С. 236.).

Впрочем, эти ограничения воспринимались Царской Семьей стойко и даже с юмором. 26 февраля Государыня попросила Жильяра "помочь ей вести счета и установить бюджет семьи. У нее остаются некоторые сбережения за счет денег, которые она получала на свои туалеты"; Государь же "шутя объявил. что раз все назначают комиссии, он тоже назначит комиссию для ведения дел общежития". Единственное огорчение Царской семье доставило лишь вынужденное увольнение 10 слуг, "преданность которых приведет их к нищете" (Там же. С. 235 - 236).

Но и в этих условиях Царская Семья еще нашла возможность пожертвовать 300 рублей для действующей (уже не Императорской, уже "временной") армии. Впрочем и в этом случае Романовы не были поняты своими "революционными" тюремщиками: "Меня поразила эта скупость. Семья в семь человек жертвует 300 рублей, имея только в русских банках свыше ста миллионов", - пишет комиссар Панкратов, сознательно закрывая глаза на то, что Царская семья не могла получить из этих миллионов ни рубля, и как раз тогда отчаянно нуждалась в средствах. (Панкратов В. С. С царем в Тобольске: Из воспоминаний. - М., 1990. С. 50.),

В вышедшем в июле 1918 г. большевистском декрете "О конфискации имущества низложенного Российского императора и членов императорского дома", "всякое имущество, принадлежащее низложенному революцией Российскому Императору Николаю... бывшим Императрицам ... и всем членам бывшего российского императорского дома, в чем бы оно ни заключалось и где бы ни бы оно ни находилось, не исключая и вкладов в кредитных учреждениях, как в России. так и за границей" объявлялось достоянием "Российской Социалистической Советской Федеративной Республики". (Буранов Ю., Хрусталев В. Указ. соч. С. 317.). Впереди были убийства в Екатеринбурге и Алапаевске, расстрел в Петропавловской крепости. Как заметила одна из газет, захвативший власть В. Ульянов таким образом "получил наследство самого богатого человека на Земле, Николая II".(Шершнев И. Ленин и сейчас богаче всех живых? // Московский комсомолец. 1998, 4 окт.).

Погребальный крейсер

После убийства Николая II и членов его Семьи красным душегубам достались колоссальные ценности в виде ювелирных изделий и отдельных драгоценных камней. Найденные 8 марта 1922 г. в Оружейной палате Москвы драгоценности, являвшиеся личной собственностью бывшей царской фамилии, оценивались в 458700000 золотых рублей (как ювелирные изделия) или 162625000 золотых рублей как "товар", отдельными камнями.

"Люди сведущие утверждают, что...по качеству камней и художественному выполнению" эти драгоценности стояли гораздо выше так называемых коронационных ценностей, оцененных по дореволюционной описи в 7 с лишним млн. р. (РЦХИДНИ. Ф. 2. Оп. 2. Д. 1165. Цит. по кн.: Латышев А. Ленин в расстреле не участвовал // Родина. 1993. № 3. С. 73.).

Почти ничего из этих драгоценных вещей не уцелело - все было за бесценок продано иностранцам, разворовано, уничтожено...

Возникает закономерный вопрос: почему большевики, руководство которых, в основном, составляли евреи - народ практичный - так спешили избавиться от этих ценностей? Руки жгло? Но, как известно, и сами они и их вождь - люди без чести и совести давно уже все человеческое в себе истребившие, "упразднившие" и мораль, и веру, и самого Господа Бога.

Боялись возвращения законной власти? Нет, вряд ли, - "хамодержцы" были реалистами, понимали, что обесовленный народ сам ее не захочет.

Необходимость покупки станков. тракторов, машин? Но это можно было сделать на более выгодных условиях.

Рискну предположить, что дело в другом - в той благодатной силе, в православном духе, которые наполняли реликвии, в их исторической и сакральной ценности. "Порядочного человека ограничивают... законы истории, веры, морали, превращавшие имущество в "святыню" (Максимова Э. куда исчезли драгоценности царской семьи? // Известия. 1995, 24 окт. С.5.).

Несомненно символический. ритуальный смысл имело разграбление царской яхты "Штандарт." Ее имущество было перенесено на... крейсер "Аврора".

"С бывших царских яхт "Штандарт" и "Полярная звезда" забрали немало оборудования, инструменты... ковры и мебель, три роскошных пианино" (Белоусов М. Что тебе снится, крейсер "Аврора"?.. // Труд. 1989, 7 ноября.).

Вспомним, что если для христиан с первых же столетий существования Православия корабль и якорь были знаками спасения, то для язычников судно являлось местом погребения. Поэтому именно "легендарный крейсер" был выбран в качестве главного, едва ли не единственного символа Октября. Передачей на него вещей со "Штандарта" подчеркивалось, что "Аврора" - победитель и... могильщик "старого мира" (кстати, заметно присутствие в большевистской идеологии "загробных" сюжетов: пролетариат - "могильщик", революционеры - "жертвы борьбы роковой", и т. п. Демагогические лозунги большевиков о рождении и строительстве нового мира многократно перекрываются откровенно людоедскими призывами их вождей). Мало того, в 1926 г. "Советское правительство, нуждавшееся в валюте... решило продать бывшие императорские яхты "Штандарт" и "Полярная Звезда", в связи с чем оно вело секретные переговоры с сионистским управлением Палестины (выделено мной. - Авт.), которое ранее уже приобрело бывшую германскую императорскую яхту "Гогенцоллерн", но сделка почему-то не состоялась" (Нечаев Г. Н. Указ. соч. С. 58.).

Корона для антихриста?

В наше время демократы - наследники большевиков - так же "хорошо" сохраняют наследство Императорской фамилии. Отправив за океан коллекцию Алмазного фонда, они так ловко составили соглашение, что " в случае хотя бы 1 доллара прибыли выставка теряла свой иммунитет, и тогда любой... назвавшийся потомком русских царей, мог предъявить свои права на романовские бриллианты через суд. А это означает, что экспонаты...подлежат аресту и могут застрять в Америке надолго, если не навсегда" (Симонова И. Долгий путь "Сокровищ России" в Техас // Независимая газета. 1997, 7 мая. С. 7.). Да и впрямую уже кое-что распродается. Летом 1998 г., например, на первом аукционе был выставлен медальон-камея Екатерины II, изготовленный ко дню ее рождения. Реликвия оценивалась всего в 42 тыс. р. - чуть более 2 тыс. долларов США. (Труд. 1998. 25 июня. С. 4.). Зато выставку увидели аж в самом Техасе. Это штат, который дает приблизительно половину политической элиты США. Для демократов это обстоятельство, конечно, важнее сохранности русского достояния...

Итак, царские бриллианты нам не нужны. Что же предлагается вместо них? Оказывается, в голодном и тревожном 1992-м году в Московском Кремле появилась еще одна корона. "Новая, только что созданная... Единственный в экспозиции шедевр наших дней, якобы в честь 500-летия кремлевского Благовещенского собора (бывшего, между прочим, домовым храмом русских царей) был изготовлен "памятный сувенир в виде короны из белого золота и платины. Она украшена главками-маковками... на каждой главке жемчужина и аметист. И вся корона осыпана бриллиантами. Их - около 2500!" (Никольская О. Корона наших дней // Вечерняя Москва. 1992, 21 янв.).

Для кого же предназначена эта корона? Ведь на "посвященной собору" короне нет ни одного знака креста или образа святого, обязательных для диадем христианских монархов...

Вообще следует признать, что тема царских денег довольно запутана. Что с ними произошло в действительности, мало кому известно. Американская журналистка Дайана Маклеллан, например, в газете "Вашингтон таймс" осенью 1993 года писала, что в 1987 году, после 60 лет отрицания существования этих денег, английское правительство вдруг создало Российский компенсационный фонд для держателей дореволюционных царских облигаций. Представители фонда заявили журналистке, что эти деньги идут со счета царя Николая II "во много миллионов долларов в Лондонском банке" (Зенькович Н. А. Тайны уходящего века: Власть. Распри. Подоплека. - М., 1998. С. 9.).

Возможно, какие-то следы "царского золота" обнаружились в весьма своеобразном кладе, найденном летом 1989 г. в центре российской столицы.

"В необычную опись московских кладов на днях внесен еще один - под номером 474... Неглубоко под камнем нашли любопытный тайник. По подбору спрятанного ясно, что его сделали в бурные революционные годы. Рядом с браунингом и револьвером схоронена в земле чистого серебра табакерка, теперь уже густо позеленевшая. А в ней - три десятка серебряных монет чеканки не старше 1915 года, разного достоинства... золотой нагрудный знак, которому пока по каталогам аналога не нашли... в форме двуглавого орла, увенчанного короной. На оборотной стороне пока еще не объясненная надпись: "Церковь во имя иконы Б. М. г. Царское село 1912 г."... В табакерке хранилась спрессованная, ветхая записка... По обрывкам текста можно лишь догадаться, что речь идет о каком-то вкладе, видимо, в английский банк. Названы и какие-то неразборчивые фамилии" (Татаринова Н. Клад № 474 // Московская правда. 1989, 22 июля. № 168. С. 4.). Видимый на фотографии знак - орел с опущенными крыльями, без гербов, скипетра и державы. На груди, в круглом медальоне, цитированная выше надпись. Традиционных трех императорских корон над головами орла нет. Есть одна большая - Шапка Мономаха. И, повыше, еще одна - Большая Императорская. "Г. Царское село" - главная, любимая, едва ли не единственная постоянная резиденция последнего Государя и Его семьи, - не Двора, а именно семьи, того, что было связано с личной жизнью Николая II.

"Церковь во имя иконы Б. М." - это храм в честь Феодоровской иконы Божией Матери в Царском Селе, придворная церковь, в основанном Николаем II и Александрой Феодоровной 300-летию династии "Федоровском городке". Храм был освящен в Царском Селе в Высочайшем присутствии 20 августа 1912 г. (Крестный календарь на 1913 год. - М., 1913. С. 49.). Федоровская икона была родовой, более того - династической иконой; ею благословила на царствование мать, инокиня Марфа, - первого Государя из Дома Романовых, Михаила Феодоровича. Последняя Императрица особо почитала этот образ, не расставаясь с ним до смертного своего часа.

Поэтому таинственный знак, выполненный в ценимом при дворе "псевдорусском" стиле и имеющий какое-то отношение к любимой придворной церкви Царя и Царицы, может говорить о принадлежности его обладателя к ближайшему окружению Николая II.

А "речь о каком-то вкладе в английский банк" в записке наводит на мысль о том, что ее автор, носитель нагрудного знака и владелец оружия и монет, отчеканенных накануне катастрофы 1917 г., мог быть доверенным лицом самодержца именно по сохранению "царских денег"...

"Царское золото" обнаруживается в самых неожиданных местах. "В шведском Государственном банке имелся крупный золотой резерв, депонированный туда последним царем. По мнению тех, кто лишился своей собственности в Советском Союзе, после подтверждения законности их требований, убытки можно возместить из этого золотого резерва. Шведские власти придерживались противоположного мнения. Они сочли, что золото по закону принадлежит той стране, гражданином которой являлся человек, его туда поместивший" (Риббинг М., Мунтян Т., Скурлов В., Завадская Л. Драгоценности & серебро царей, королей и знати. "В. А. Болин" - 200 лет. - Санкт-Петербург, М., Стокгольм, [2000]. С. 152.).

Какие-то слухи о "царском золоте" связаны с именем Лжеанастасии, известной под именем Анны Андерсон. Выдавая себя за младшую дочь Николая II (или искренне, возможно, по внушению, считая себя ею), она "рассказала великой княгине Ольге (сестре Государя. - Авт.) в 1925 году, что незадолго до кровавой трагедии в Екатеринбурге царь собрал их, своих дочерей, и сказал, что на случай, если их разлучат, в английском банке для них лежат достаточные средства. Он сообщил им код, по которому банковские служащие смогут найти их счет. Анна запомнила только, что это было слово, звучавшее по-немецки, с буквой "а" посередине, - что-то, имеющее отношение к дереву" (Зенькович Н. А. Указ. соч. С. 8.). Ее биограф и поклонник Д. Лоуэлл высказал догадку, что из этих "романовских средств" в свое время было открыто отделение английского банка с уставным капиталом 80 млн. долларов. Открыл его бывший министр финансов П. Л. Барк, который, по предположению Р. Швейцера, зятя доктора Боткина (убитого вместе с Царской Семьей), мог доставить в Англию деньги Царской Семьи (Там же).

Итак, куда же пропали "царские деньги" и другие неисчислимые ценности, собранные Династией Романовых за триста лет царствования?

Умученная Царская семья все, что смогла, передала, как бы мы сейчас сказали, в "фонд обороны Родины", на организацию санитарных поездов, на погребение убитых, облегчение страданий раненых и их родных.

Все, что захватили большевики, исчезло безследно. В кладовых Гохрана, в Алмазном фонде, в кремлевских, исторических и других музеях осталась ничтожная часть "сокровищ русских царей".

Мы можем утверждать со всей определенностью, что уничтожение реликвий, художественных ценностей, разграбление национального богатства имело целью стереть Россию - Святую Русь с лица Земли.

Угля сажей не замараешь

А вот другая семья, претендовавшая на то, чтобы в эмиграции титуловаться "царской". Может быть, она в изгнании продолжала духовные традиции русских царей - проповедь Православия, поддержку соотечественников, хотя бы моральную, храмостроительство?

Какой же пример подали новые претенденты, с чего начал свое виртуальное царствование "Кирилл Первый"?

Свидетельствует И. А. Ильин: "Еще в мае [1924 г.] я узнал, что группа лиц французско-швейцарского масонства, установив, что за Вел. Кн. Кириллом числится большая лесная латифундия в Польше, еще не конфискованная поляками, но подлежащая в сентябре 1924 г. конфискации, работает очень энергично и спешно над приобретением ее у великого князя. Но на его нужды "должно отчислиться от этой продажи около 150 миллионов франков золотом. Сведение было абсолютно точное". (Ильин И. А. Письмо П. Н. Врангелю. Сан-Ремо. 1924. 4 окт. // Архив Гуверовского института войны, революции и мира, Стэнфорд, США. Коллекция П. Н. Врангеля. Кор. 150. Д. 40. Л. 467 - 469. Цит. по кн.: Назаров М. В. Кто наследник Российского Престола? - М., 1998. С.38.).

Материальное положение кирилловичей напрямую зависело от степени их приспособляемости и сговорчивости. В этом неплохо преуспел и сын Кирилла Владимировича - кн.Владимир. Его семья "имеет роскошные виллы в Мадриде и Сен-Бриаке, солидную квартиру в Париже, в свое время получила богатое наследство в Германии... Владимир признался в 1975 г. журналисту: "Моему отцу, конечно, удалось вывезти из России ювелирные изделия, драгоценные камни и немного денег..." журналист подтверждает, что "вилла... в Мадриде встречает каждого посетителя роскошью и великолепием... Это не значит, что деньги, безусловно имевшиеся, там бросали на ветер"...

Хоть стыдно, да сытно

Князь Кирилл и его потомство старались пополнять свою "казну" разными способами. Глухой намек на один из них содержится в работах, посвященных подделке советских червонцев. "Осенью 1926 года появилось 15 тыс. фальшивых банкнот. Примерно 12 тыс. их было отправлено в Советскую Россию... Из Берлина фальшивки доставлялись в Данциг, где дислоцировался белогвардейский Союз офицеров армии и флота. Во главе этого союза стояли экс-генералы Лебедев и Глазенапп. Последний был близок к эмигрировавшему претенденту на русский престол великому князю Кириллу". (Вермуш Г. Аферы с фальшивыми деньгами. Из истории подделки денежных знаков: Пер. с нем. - М., 1990. С. 155.).

В отличие от сокровищ Дома Романовых, кубышка "дома кирилловичей" никакого сакрального смысла не имела, если не считать священным понятие отмывания грязных денег, с чем охотно согласились бы нынешние российские приватизаторы.

Два мужа наружу, да один в сундуке

Никогда члены Российского Царствующего Дома не роднились с еврейскими банкирами для "приращения капитала".

В семье "кирилловичей" такое средство добывания денег стало печальным фактом. В 1948 г. Владимир женился на Леониде Георгиевне Кирби, в девичестве Багратион-Мухранели. Она была в разводе с С. М. Кирби, американским евреем шотландского происхождения из семьи создателей сети супермаркетов.

Есть все основания думать, что мадам Кирби принесла в приданое второму мужу, кн. Владимиру Романову, не только капиталы Кирби и падчерицу - еврейку Элен, с легкой руки молодожена ставшую виртуальной "графиней Двинской", но и наследство посущественнее, обеспечившее определенные черты его потомства.

Дело в том, что "генетическую особенность будущего ребенка формирует не только его физический отец, но и мужчина, некогда нарушивший девственность будущей матери"; "если женщина имела связи с разными партнерами, то даже спустя годы будущий ребенок может унаследовать свойства каждого из них... у потомства возможно синтезированное наследование признаков как от прямого отца, так и от предыдущих партнеров". Это явление назвали телегонией - "теле" - осуществление на расстоянии, "гония" - рождение. (Сколько отцов может быть у ребенка? // Знание - сила. 2000. № 4. С. 108; Семенова Н. "Не виноватая я!" // Труд-7. 2001, 12 апр. № 68. С. 23.).

Так вместе с еврейским золотом в семейство "претендентов" просочилось наследие каббалы. Вероятно, именно защитой от подобного "просачивания" в Российскую Императорскую Фамилию, "не менее чем какими-либо другими причинами, объясняется строгость российского династического законодательства, соблюдение которого неслучайно всегда было не по душе "кирилловичам". Зато, как отметил один из советских еще журналов, "Леонида (в первом браке Кирби) - невероятно богатая особа", и Владимир "в материальном отношении оказался супероблагодетельствованным" (Семь королей - семь претендентов на наследство Маркса // Болгария. 1990, октябрь. С. 39.).

В случае, не дай Бог, воцарения "кирилловичей" в России их скопидомство и паразитизм, вероятно, только возросли бы. Это подтвеждается тем, что во время "частных" визитов в Россию, буквально умирающую от голода, они неприлично расточительствуют, проявляя поразительные черствость и бессердечие. Например, во время "паломничества по местам гибели членов царской семьи" значительная часть программы пребывания была "отведена на обеды и ужины... принимающая гостей сторона - пермская епархия - полностью берет на себя расходы". Вопреки этому бодрому заявлению прессы далеко небогатые епархиальные власти попросили "губернатора Г. Игумнова оплатить пребывание гостей, но губернатор денег не выделил. По самым скромным подсчетам, паломничество... обошлось бы областному бюджету в 30 тысяч рублей. (Обошлось в копейку // Труд. 1998, 25 июля. С. 1.). Еще более пакостная и постыдная история произошла со знаменитым "царским туром" в 1993 г., о чем немало писалось в то время.

Продажная "демократическая" печать много распространялась о благотворительности "кирилловичей". Но какова ее истинная цена? Передо мной - небольшой набор открыток, выпущенных Государственным историческим музеем в Москве под названием "Рука дающего не оскудеет... Дары Государственному историческому музею". Гвоздь программы - "Дар Великой Княгини Леониды Георгиевны". Что же она пожертвовала музею? В мадридском и сен-бриакском особняках, парижской квартире семейства имеются произведения искусства, портреты, бюсты, фотографии членов европейских царствующих домов, Дома Романовых, династические реликвии. Но все они остаются на своих местах, составляя будущий капиталец её внука Георгия Францевича Гогенцоллерна.

Запасники музея обогатились альбомом "Божiей Милостiю" 1957 года издания с грубо слепленным не то царским, не то императорским гербом под шапкой Мономаха на обложке. Надо ли говорить, что издание целиком посвящено несуществующим "правам" кирилловичей? Нечего сказать, щедрый подарок

Этот пример иллюстрирует, что "кирилловичи" - плоть от плоти алчного западного общества и родственной по духу воровской прозападной российской буржуазии.

Они не только не привлекут в ограбленную страну капиталы, но станут еще одним источником ее бед, новой "черной дырой" для народных денег - сколько ни дай, все будет мало. И уж подавно нечего ждать от них "духовных подвигов" - если Бог попустит по нашим грехам, то на русском троне усядутся господа, задача которых - привести нас прямиком в глобалистский "рай" в качестве сырьевой колони.

Заключение

Для чего мы предлагаем православному читателю историю давно разграбленных царских сокровищ? Настанет время, когда освобождать и расчищать страну придется Земскому Собору. Как и встарь, ему предстоит решать множество насущных вопросов, в том числе и финансовый.

В 1612 г. новому земскому правительству пришлось взять на себя управленческие, военные, дипломатические и... фискальные функции. После освобождения Москвы "Козьма Минин взял на учет всё имущество, найденное в Кремле, и принялся за розыск исчезнувшей царской казны... Пожарский и Минин велели пытать дьяков, чтобы выяснить местонахождение сокровищ". Один из изменников "указал тайник в Кремле, оборудованный им по приказу его хозяев. Из тайника извлекли старые царские короны... и прочее имущество. Львиную долю найденных денег Минин истратил на жалованье земским дворянам и казакам" (Скрынников Р. Г. Лихолетье. Москва в XVI - XVII веках. - М., 1989. С. 518 - 519.). Земское ополчение возобновило чеканку русской монеты; оно "выбивало на ней имя давно умершего царя Федора - последнего из царей" дома Рюриковичей (Кобрин В. Г. Смутное время - утраченные возможности. - История Отечества: люди, идеи. решения. Очерки истории России IX - начала XX в. - М., 1991. С. 183.).

Так и будущему собору "всея земли русской", наверное, придется начать с подсчета утрат и убытков за весь этот смутный век.

Кандидат исторических наук К.Н. Курков