Сокровища Меровингов

Историки много спорили о том, какая из царствовавших европейских династий самая древняя, самая могущественная, самая легитимная? Но, кажется, никому не приходило в голову выяснить, а какой из правивших Домов самый богатый? Между тем, в наши дни, когда жадность и сребролюбие завладели всем миром, этот вопрос становится весьма актуальным. И - одновременно - табуированным для писателей и ученых. Многие бояться коснуться этого краеугольного камня "тайны беззакония" - пружины современных механизмов управления и "демократического" манипулирования человеческой биомассой.

В последнее время в мире, в том числе и в России, возрос интерес к институту монархии. Впрочем, внимание уделяется, в основном, внешним сторонам и политическому содержанию монархии. При этом почти всегда замалчивается или забывается духовный и социально-экономический аспекты этой формы правления, взятые в синтезе.

В принципе, основы монархии, как социального института, исследованы достаточно подробно. Крупный феодальный землевладелец, имеющий зачастую реальную возможность формировать внутреннюю и внешнюю политику своей страны, распоряжаться армией, человеческими ресурсами и государственной казной - вот что такое монарх средневековья, нового, а иногда и новейшего времени. Менее известно, какими конкретными средствами располагал и как ими распоряжался тот или иной суверен, его семья, династия в целом.

Историк обязан рассматривать проблему комплексно, в том числе и с точки зрения общественно-исторического развития, оценивать монархию в контексте данной исторической эпохи и конкретных условий, в которых она существовала и развивалась.

В Европе в 16-18 веках таким условием стало повсеместное и бурное наступление капитализма. Независимо от нашего отношения к Марксу это является непреложным историческим фактом. Чтобы выжить, всем слоям населения приходилось играть по новым правилам, как это происходит в наши дни в постсоветской России. В тогдашней "перестройке" не в последнюю очередь участвовали и члены европейских правящих Домов.

Это сторона деятельности династов Европы почти неизвестна отечественному читателю. В конце 19 века Российским Министерством Двора было проведено исследование по этому вопросу. Собственно, авторов документа, касавшегося древнейшего из правящих Домов Европы - Австрийского Дома Габсбургов, - менее всего интересовал вопрос об их экономической приспособляемости. Император прежде всего желал знать, насколько далеко простирается власть главы Дунайской Империи Кайзера Франца Иосифа I над его родственниками, каково их материальное обеспечение, из чего состоят богатства династии и какие возможности Кайзер имеет для воздействия на нарушителей семейной дисциплины.

Одна рука в меду, другая в патоке

Фамильный фонд (Familienfond) Габсбургов, о котором пойдет речь, был основан императором Францем I, мужем Марии Терезии. Франц Лотарингский (1708-1765) происходил из рода герцогов Гизов, представителей Дома Меровингов. В 1735 году в результате сложных политических комбинаций Лотарингия, присоединенная к Франции, была обменена на Великое герцогство Тосканское. Герцог Франц, вступивший в 1736 г. в брак с Австрийской императрицей Марией Терезией, получал от Франции ежегодно 5 млн. франков. К участию в государственных делах Мария Терезия его не допускала, и бывший Лотарингский герцог активно занялся преумножением своего капитала. После кончины последнего Медичи он стал Великим герцогом богатейшей Тосканы. Живя на средства Австрийского двора, Франц I имел возможность накапливать доходы, поступавшие из Тосканского герцогства, к которым вскоре присоединилось крупное наследство, полученное им от одной из его родственниц.

Капиталы императора Франца не лежали мертвым грузом. Он поддерживал постоянные связи с банкирами Венеции, Генуи, Амстердама, доверяя им свои деньги для обращения, скупал имения в Венгрии и Чехии, строил промышленные предприятия, во время Семилетней войны поставлял одежду и провиант не только в собственную, австрийскую армию, но и в неприятельскую прусскую.

К моменту смерти императора Франца, в 1765 году, размеры его состояния были огромны. Его преемники взяли за правило откладывать часть доходов на преумножение капитала. Император Фердинанд I (1835-1848), даже отрекшись от престола, сохранил за собой управление Фамильным фондом, сберегая и увеличивая его в продолжение почти тридцати лет (ум. в 1875г.). Членам императорской фамилии, включая даже царствующего Франца Иосифа I, он выдавал относительно небольшие суммы из этого фонда.

Уже к началу 1880-х годов, по оценкам специалистов, Фамильный фонд превосходил состояние всех Ротшильдов, вместе взятых. Фонд находился в непосредственном распоряжении австрийского императора, и доходы с него распределялись по указаниям последнего в соответствии со степенью родства каждого члена династии с императрицей Марией Терезией и царствующим государем. В основном, средства фонда предназначались на чрезвычайные пособия Габсбургам, большая же часть доходов фонда по-прежнему откладывалась на приращение капитала. Так, расходы на свадьбу и обеспечение семьи кронпринца Рудольфа, сына Франца Иосифа, женившегося 10 мая 1881 г. на принцессе Стефании Бельгийской, были покрыты из процентов с капитала Фамильного фонда без всякого участия государственной казны.

Кроме доходов из Фонда, Габсбурги, в зависимости от степени родства с императором, получали ренту (eine Apanage) по цивильному листу от Императорского Двора (der Hof-Dotation). Австрийские эрцгерцоги и эрцгерцогини не обеспечивались недвижимым имуществом, но только получали, по достижении совершеннолетия, пожизненное денежное содержание. Сумма, отпускавшаяся на эти цели из доходов государственной казны, составляла 9,3 млн. гульденов, и ее выплата распределялась поровну между Австрией и Венгрией.

Ни рента, ни доходы из Фамильного фонда не переходили по наследству, и в случае кончины эрцгерцогов их дети могли получать таковые только в силу собственных династических прав.

И, наконец, многие члены Австрийского дома располагали немалыми личными состояниями, являвшимися их частной собственностью и составленными из собственных сбережений и накоплений либо перешедшими им лично по наследству, или приобретенными каким-либо другим способом. В этом случае его переход в другие руки регулировался общегражданскими законами. Если член династии умирал, не оставив завещания, наследовать ему могли только потомки по мужской линии (ГА РФ. Ф. 664. Оп.1. Д41. Лл.8 - 14).

Таким образом, Габсбурги-Лотарингские всемерно предохраняли свой капитал от раздробления, по образцу типичного буржуазного семейства. По сути Ротшильды, которые придерживались тех же правил, только вторили экономической политике династии Габсбургов. Впрочем, капиталы Ротшильдов давно имеют политическое значение в сфере поддержки мировых целей иудаизма. Возникает резонный вопрос, не имеет ли и финансовая политика Габсбургов некоей глобальной цели? Сильные мира сего живут в совершенно особой "неевклидовой геометрии" мотивов и целей, скрытых от простых смертных...

Бриллианты от люцифера

Справедливости ради следует отметить, что некоторые авторы считают из всех неправящих династий самой богатой не австрийскую, а Савойскую (бывших королей объединенной Италии). В качестве отступления, напомним, что последние из них - Виктор-Эммануил III и его сын Умберто потеряли короны из-за сотрудничества с фашистским режимом Муссолини и участии в мировой войне на стороне гитлеровской Германии. Короны они потеряли, а богатства - нет. "Но они богатством этим не пользуются из моральных соображений. История такова: 5 июня 1946 года король Умберто II приказал министру королевского дома Фалконе Лючиферо забрать из сейфа №3 Королевского дворца все драгоценности и положить их в Банка д' Италия на римской улице Националь. "Эти богатства принадлежат не мне, королю, а всей исторической королевской семье Савойских. Это - запас прочности короны. И я не имею морального права вывозить его из Италии", - так заявляет нынешний претендент на итальянский престол.

"Ныне эти драгоценности оцениваются во многие миллиарды лир. Из перечня, составленного министром Лючиферо (говорящая фамилия!): "2900 бриллиантов, 2000 жемчужин...)

Только в одной диадеме блистали 541 бриллиант и 72 жемчужины; в двух золотых браслетах - 940 бриллиантов; в двух колье - 664 бриллианта; брошь-полумесяц с 98 бриллиантами, заколки с 60-ью бриллиантами... Итальянское государство не пыталось конфисковать королевские драгоценности, а семья Савойских не требовала пересылки их к себе за границу. Де-факто эти богатства принадлежат Италии. О де-юре спор не ведется и никогда не велся. Все оставалось на своих местах, даже страховка на ценности выплачивалась лондонской компанией "Ллойдс" по договору от 1900 года, когда его подписал еще Умберто I незадолго до гибели от руки анархиста в Монце". (Ильинский М. Изгнанные короли. МК-бульвар. 1998, 29 июня-5июля, №25, с.7).

Небесное и земное

Но вернемся к Габсбургам. Итак, Франц Лотарингский и его потомство вместе со своими подданными Ротшильдами дружно копили деньгу, занимались ростовщичеством и финансовыми спекуляциями (не случайно больше всего богатых евреев среди титулованных особ было в Австрии). Аналогичными были семейные традиции и других монархов Европы. Еще в 16 веке Царь Иоанн Грозный с презрением писал об этих безбожных государях: "Царствии своими не владеют, како им повелят работные их, так и владеют... Ажно у тебя мимо тебя люди владеют, и не токмо люди, но мужики торговые, которые только и ищут своих торговых прибытков".(Из письма Елизавете Английской).

Совершенно иными были традиции "вложения капиталов" у русских Помазанников Божиих. Вот одна из многих подмосковных Романовских вотчин - деревня Бутыркино. Она "принадлежала Никите Романовичу - брату царицы Анастасии... Никита Романович, его сын и внук... владели Бутырками около ста лет". И что же они строили здесь? Может быть кабаки и меняльные лавки? "Внук - Никита Иванович - возвел здесь в 1646-1647 годах деревянную церковь Рождества Богородицы. Село стало называться "Рождественным на суходоле". А в 1682 г. праправнуки Никиты Романовича - цари Иоанн и Петр Алексеевичи повелели на новопостроенный каменный храм (его обезображенный остов до сих пор стоит на Дмитровском шоссе Москвы) "на одеяние двух престолов дать из материй персидских, шелковых сколько аршин пристойно из Казенного приказа безденежно". (Павлова Т. Церковь Рождества Богородицы. "Тимирязевец". 1999, январь, №1, стр.6).

Еще пример. Вот родной брат императрицы Александры Феодоровны Вел. Герцог Эрнст Людвиг Гессен-Дармштадский, при выходе ее замуж, дарит молодоженам на свадьбу землю на холме Матильды в Дармштадте. Император Николай II с Августейшей Супругой, ставшей ревнительницей Православия, строят здесь храм во имя св. Марии Магдалины - в память императрицы Марии Александровны, бабушки Государя, урожденной гессенской принцессы. Церковь была построена по проекту Л. Бенуа и украшена мозаиками работы В. Васнецова. На освящении ее в 1899 году присутствуют обе "августейшие семьи, двор, поют певчие, идет Крестный ход". Промыслительно, что эта церковь, единственная из всех окружавших ее построек и одна из немногих в Дармштадте уцелела во время англо-американских бомбежек. Бог помог сберечь Дом Божий и памятник вечной любви святых Царя и Царицы.

Итак, по земным меркам, Габсбурги всегда были "практичнее" русских Царей. После крушения монархии Карл Австрийский благополучно эмигрировал. Правда, Учредительное Собрание приняло закон о лишении Габсбургов всех прав, изгнании их из страны и конфискации принадлежавшего им имущества. Несмотря на это, императорское семейство спокойно покинуло Австрию, захватив с собой более 30 млн. золотых крон. Без санкции разработчиков и кураторов революций сделать этого, как вы понимаете, было совершенно невозможно. Ныне эти деньги, вложенные в банки и различные консорциумы, обеспечивают безбедное существование потомкам императора.

Но какова же судьба Фамильного фонда, который к началу беспорядков в Австрии должен был составлять просто астрономическую сумму? Точных данных у нас нет. Однако кое-какие косвенные соображения можно высказать. В 1985 году эрцгерцоги Карл Людвиг и Феликс - младшие сыновья Карла Австрийского предъявили Альпийской республике иск на 200 млрд. шиллингов. Помимо целого списка поместий и дворцов в сумму этого иска входили стоимость короны и других сокровищ, хранящихся в Венской Шатцкаммер, половина картин и других ценностей из собрания Художественно-исторического музея, коллекции рисунков и медных гравюр Национальной библиотеки.

Паневропейский император?

Однако, иска к Республике не предъявил эргцгерцог Отто Габсбургский, старший сын императора Карла. Несмотря на его формальный отказ от Австрийской короны, многие рассматривают его как вероятного кандидата на Венгерский (пока) престол. И это имеет под собой достаточно веские основания. В 1973 году Отто Габсбург был избран президентом "Паневропейского союза" - влиятельной международной организации, которую небезосновательно обвиняют в связях с верхушкой масонства и даже в стремлении к мировому господству. В это объединение, основная цель которого - "Европа без границ", - входят десятки тысяч австрийских монархистов; всего Союз насчитывает более миллиона членов.

Правда, Отто Габсбург стремится успокоить общественность и уверить демократов, что не стремится к власти. "Я уже слишком стар для короля. В парламенте же могу принести большую пользу для Европы". Однако, по мнению компетентных политологов, он - единственный, у кого на занятие какого-либо трона шансы реальные... Единственный, кто по истине мог бы стать королем, или, точнее, королем и президентом Венгрии, этого не желает... Сотни тысяч мелких венгерских производителей подписали петицию к нему с просьбой о том, чтобы он стал королем". (Семь королей - семь претендентов на наследство Маркса. По журналу "Бунте". Болгария. 1990, окт., стр.39-40).

Именно Отто Габсбурга члены Паневропейского Союза, составной части европейского правительства, прочат в императоры объединенной Европы. С 1978 года он является депутатом Европарламента от ХСС. Его младшая дочь Вальдбурга играла одну из ведущих ролей в Молодежном паневропейском движении. Старший сын Отто Габсбурга, эрцгерцог Карл женился на баронессе Франческе Тиссен-Борнемисца, дочери одного из богатейших европейских аристократов, собирателя шедевров мирового искусства и миллиардера.

Как знать, не является ли Фамильный фонд Габсбургов золотым фундаментом для построения паневропейской части царства антихриста, о котором богоборцы мечтают много веков?

к.и.н. К.Н. Курков