БАЛКАНО-АЗИАТСКИЙ УЗЕЛ И РОССИЯ

В течение многих столетий Балканы неизменно воспринимались как конфликтная геополитическая зона ("пороховой погреб", "уязвимое подбрюшье Европы", "мусульманский коридор", etc ...). Отличительной чертой международного развития балканских государств, начиная со второй половины XIX века, была их зависимость от крупных европейских держав. Сегодня, как и сто лет назад, весомое значение в регионе имеют внебалканские факторы - политика Западной Европы, США и НАТО, а также России, традиционно игравшей заметную роль в славянских делах.

Каждое из западных государств имеет в этом регионе, наряду с общими, и специфические интересы. Кратчайший путь из Германии и Великобритании на Ближний Восток и к Суэцкому каналу проходит через Сербскую республику Югославия. Интересы США также связаны с географическим положением Балкан. Здесь перед американцами раскрываются совершенно новые геостратегические горизонты. На востоке - Черное море, Кавказ, Каспийское море, а также объявленные зоной особых стратегических интересов США транспортные магистрали возрождаемого Великого шелкового пути. На юге - Малая Азия и Ближний Восток с его палестино-израильской проблемой. За ними - Персидский залив, который еще надолго останется главным источником углеводородного сырья. С "мягкого подбрюшья Европы", как называл Балканы Уинстон Черчилль, удобно приглядывать за своими союзниками по НАТО на севере континента и контролировать линии европейских коммуникаций с Азией.

Наряду с уже традиционными интересами внешних держав, в последнее время в регионе появились новые факторы, геополитическое и экономическое значение которых будет неизбежно возрастать. Речь идет о проблемах транспортировки каспийской нефти, российского и туркменского газа.

Все новые проекты освоения нефтегазовых месторождений в Центральной Азии зависят от транзита в критической степени. Некоторые маршруты проходят через зоны нестабильности, что усиливает потребность в солидной основе для транзита. Повышению значимости данного фактора способствует и проводимая странами-импортерами энергоресурсов политика диверсификации поставок. Выбор маршрута (в том числе нового) становится определяющим для принятия решений по инвестициям. Иначе говоря, транзит был и будет оставаться важным звеном между производителями и потребителями энергоресурсов. Сегодня транзит энергоресурсов стал ключевым геополитическим вопросом. Выросли объемы транспортировок. Растет и значение стратегических аспектов транзита. Появление новых независимых государств и, соответственно новых границ, а также ожидаемое повышение спроса на энергию делают проблему транзита энергоресурсов одной из основных в энергетической политике в Евроазиатском и Балканском регионах.

Некоторые из государств СНГ обладают значительными запасами нефти. К их числу относятся, в частности, Азербайджан и Казахстан. Сейчас эти страны зависят от России в плане экспорта по трубопроводам. Поэтому, прилагаются усилия, чтобы диверсифицировать маршруты, открывающие доступ к новым рынкам. Решение этой проблемы отразится не только на будущем Средней Азии, Закавказья, Северного Кавказа и всего "ближнего зарубежья" России, но и на судьбе самой Российской Федерации.

Транзит азербайджанской и казахстанской нефти в обход территории России к турецкому порту Джейхан на Средиземном море (турецкий проект, поддержанный США) может привести к резкому ослаблению российского влияния во всей южной части постсоветского пространства, к экономическому и политическому вытеснению России из Средней Азии, Казахстана и Закавказья. Помимо немалых доходов от транзита нефти, этот вариант подводит фундамент под претенциозный геополитический проект "Великого Турана" - объединения тюркоязычных государств Центральной Азии под эгидой Турции. В случае удачи данного проекта Турция становится не только региональной супердержавой, но и более желанным партнером для ЕС, влиятельным членом как западного, так и исламского сообщества. Недаром в турецких верхах весьма популярна идея о том, что "XXI век будет турецким столетием".

Не исключено, что военная акция НАТО против Югославии, начавшаяся в конце марта 1999 года, и есть начало этого "турецкого столетия". Если расчленить Югославию, на Балканах четко вырисовывается "зеленый коридор": Турция - Болгария - Македония - Косово - Албания - Босния и Герцеговина. Именно здесь могут пройти замкнутые на Турцию транспортные маршруты, включая перекачку углеводородного сырья из Центральной Азии в Европу. Коридор может быть продлен до Закавказья - Азербайджана, возможно, Грузии, а также до Туркменистана и Узбекистана.

В данной связи следует отметить и утверждение Европейским союзом основных направлений развития трансевропейско-азиатской транспортной сети в марте 1994 года. Новый "Шелковый путь" [в "мягкое подбрюшье России"] намечено подключить к европейской транспортной инфраструктуре через коридор "Стамбул - Западная Европа".

[Как пишет Агнешка Энгельман в статье "TRACECA: Великий шелковый путь XXI столетия" (журнал "Deutschland" №1, февраль-март 2000 г.): "... через 12 веков после упадка Великого шелкового пути с помощью его современного варианта Евросоюз намерен развивать торговые отношения с молодыми республиками на Кавказе и в Средней Азии. Многомиллиардный проект "Евроазиатский транспортный коридор" (Transport Corridor Europe Caucasus Asia. TRACECA) Еврокомиссия выдвинула в марте 1993 г. Он призван создать транспортный путь по оси Запад-Восток из Европы через Черное море в Среднюю Азию. Наряду с пятью среднеазиатскими странами СНГ - Узбекистаном, Казахстаном, Таджикистаном и Кыргызстаном - в нем участвуют закавказские республики Армения, Грузия и Азербайджан. Для того чтобы на западном участке пути образовать единую трансевропейскую транспортную сеть, в проект были вовлечены также Украина (в 1996 г.) и Молдова (в 1998 г.). Цель Европейского Союза - укрепить политическую и экономическую самостоятельность новых республик, способствовать региональному сотрудничеству государств, стимулировать инвестиции кредитных институтов и частных инвесторов в этот регион. На реализацию инвестиционных проектов ЕС предусмотрел бюджет в 62 млн. евро. Многие из них уже осуществлены...". НОВАЯ СИТУАЦИЯ, В СВЯЗИ С СОСТОЯВШИМЯ ПОДЧИНЕНИЕМ АФГАНИСТАНА ЗАПАДУ, НЕ ТОЛЬКО ПРИКРОЕТ "ВЕЛИКИЙ ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ" С СЕВЕРА (В Т.Ч. АМЕРИКАНСКИМИ АВИАБАЗАМИ В ТУРКМЕНИИ И КАЗАХСТАНЕ) НО И, ВОЗМОЖНО, ПОЗВОЛИТ ДИВЕРСИВИЦИРОВАТЬ МАРШРУТЫ ТРАНЗИТА НАРКОТИКОВ В ИНТЕРЕСАХ БЛИЖНЕВОСТОЧНЫХ ПРЕСТУПНЫХ ГРУППИРОВОК. Прим. ред.].

Транспортные пути от тихоокеанских портов Китая и Японии через Центральную Азию до Стамбула много короче проходящих по Транссибирской магистрали. Так, маршрут Тянцзинь-Стамбул короче российского на 1286 км, Гонконг-Стамбул - на 3545 км. Меньшая длина транспортного плеча в комбинации с конкурентным тарифом на перевозки в принципе может способствовать переориентации грузопотока между Азией и Европой с транссибирского на трансазиатский маршрут.

В этом контексте Турция, претензии которой на роль покровителя южных постсоветских государств поддерживают США, выступает не только экономическим конкурентом, но и геополитическим соперником России. Важно, однако, чтобы осуществление подобного плана не привело к конфронтации интересов России и Турции в балкано-черноморском пространстве (введение Турцией в одностороннем порядке ограничения танкерного судоходства в Черноморских проливах обернулись для России убытками почти в 900 миллионов долларов за 1995-99 годы). О возможности избежать такой конфронтации свидетельствует продвижение проекта строительства магистрального газопровода из России в Турцию по дну Черного моря, получившего название "Голубой поток". [Включив "Голубой поток", "Газпром" получает вторую экспортную нитку на Балканы и в Южную Европу, причем с меньшим числом пересекаемых границ. Прим. ред.].

+ + +

Внимательный наблюдатель, следивший за балканской ситуацией конца 1980-х - начала 1990-х годов, не мог не заметить, что ответ на политику Турции в зоне Черноморских проливов последовал не из Москвы, а из Афин. В июле 1994 года две крупные греческие промышленные группы предложили России и Болгарии проложить нефтепровод из Болгарского порта Бургас на Черном море к греческому порту Александруполис (Эгейское море), позволяющий экспортировать нефть, минуя Босфор и Дарданеллы. Учитывая давний греко-турецкий конфликт по поводу Кипра и разграничения континентального шельфа в Эгейском море, у Греции и Болгарии появляется с Россией зона совпадения интересов. Впрочем, действия греков объяснялись не вечной враждой с Турцией, а трезвым экономическим расчетом. Греция, владеющая, как и Кипр, крупнейшим в мире танкерным флотом, рассчитывает на участие в экспорте нефти из постсоветских стран на западные рынки. Понимая, что в турецком Джейхане греческим судам вряд ли стоит рассчитывать на серьезный фрахт, Афины и Никосия связывают свои надежды с Новороссийском. Введение нефтепровода в эксплуатацию позволит Софии и Афинам получать транзитные доходы по 600-900 млн. долларов в год. Кроме того, Россия остается главным поставщиком нефти в Болгарию и обеспечивает почти 35% нефтепотребления Греции. Нефтепровод, протяженностью в 284 км. и мощностью в 30-35 млн. тонн нефти в год, становится рентабельным уже при прохождении по нему 15 млн. тонн нефти в год. Общие инвестиции по проекту оцениваются в 700 млн. долларов США. Строительство этой трансбалканской нефтяной магистрали, запланированной как заключительное звено экспортного трубопровода Баку - Новороссийск, представляет для России не только экономический (2/3 поставок российской нефти на Балканы идет через проливы), но и геополитический интерес.

Существует несколько конкурирующих маршрутов транспортировки каспийской нефти в обход Босфора и пока трудно однозначно ответить на вопрос, кто же победит в этой конкурентной борьбе. Особое опасение вызывает проект строительства трубопровода из Бургаса до албанского порта Влера с уже упоминавшейся веткой до греческого Александруполиса, на что США выделили специальный грант размером в 500 тыс. долларов. Проектом предполагается, что из грузинского порта Супса каспийская нефть танкерами будет доставляться в порт Бургас и далее транзитом через Македонию в Албанию. Согласно проекту, маршрут должен проходить и через Косово.

+ + +

Географическое положение Болгарии, делает ее ключевым элементом экспортной стратегии "Газпрома". Сегодня Болгария интересна, прежде всего, не в качестве рынка сбыта газа, а с точки зрения геостратегического расположения страны на основных транспортных магистралях. Во-первых, через Болгарию проходит путь на крайне важный для российской газовой компании рынок Турции. И дело даже не в том, что, согласно прогнозам, в 2015 году потребление газа турецкой экономикой может составить 30-55 млрд.куб.м. (в полтора раза больше, чем Германия), а в том, что контроль над этим путем позволяет блокировать возможные экспортные поставки в Европу природного газа из Туркменистана и Ирана. Во-вторых, располагая транзитными мощностями на территории Болгарии, "Газпром" в состоянии экспортировать большие объемы газа в Македонию, Грецию, Албанию и через Адриатическое море по подводному трубопроводу в Италию. А ведь именно на юге Европы "Газпром" проявляет сегодня наибольшую активность, пытаясь обеспечить стабильный транзит через балканские страны на весьма перспективный итальянский рынок, который по объемам потребления через несколько лет приблизится к германскому.

Складывающаяся российско-итальянская "энергетическая ось" становится основой для формирования "особых" отношений между Москвой и Римом. Еще до презентации в октябре 1996 года проекта "Голубой поток" итальянский концерн ENI планировал начать строительство газопровода из Египта в Турцию. Встречный проект "Газпрома" сделает этот трубопровод более эффективным, - возникнет своеобразное энергетическое кольцо, которое соединит Северную Африку, Ближний Восток, Турцию, Украину, Балканы и Италию. Таким образом, можно будет гибко управлять поставками газа: а ведь именно на этом в газовом бизнесе делаются основные деньги. Почти все элементы этого кольца уже существуют, осталось лишь замкнуть его в Турции.

+ + +

В последнее время в юго-восточном регионе Европы резко возросла активность российской нефтекомпании "ЛУКойл", стремящейся наладить процесс переработки нефти за границей с ее последующей реализацией на местах. Мало кем еще охваченный балканский регион может стать хорошей стартовой площадкой для проникновения в южную часть Европы.

В 1998 году "ЛУКойлу" удалось приобрести в Румынии 51% акций НПЗ "Петротел" с объемом переработки 4,7 млн. тонн нефти в год. Открывшиеся в связи с этим перспективы выглядят весьма обнадеживающими, даже без учета транзитного потенциала этой страны. К тому же в Румынии поставки импортной нефти, предназначенной для переработки с целью реализации за рубежом, не облагаются импортными пошлинами, а все экспортные пошлины отменены.

В начале 1999 года "ЛУКойл" и греческая национальная компания Hellenic Petroleum S.A. подписали декларацию об основных целях и принципах сотрудничества, которая предусматривает создание совместного предприятия по производству и сбыту нефтепродуктов в Греции и других балканских государствах. Греческая фирма владеет 56% перерабатывающих мощностей страны с общим объемом переработки 9,3 млн. тонн в год. Ей принадлежат 1100 автозаправочных станций. Скорее всего, "ЛУКойл" постарается переориентировать на СП весь экспорт нефти в Грецию и обеспечить рост его объемов, - сейчас все российские нефтекомпании поставляют туда не более одного млн. тонн нефти в год. Не имеющая собственных месторождений греческая сторона возьмет на себя переработку этой нефти и сбыт нефтепродуктов внутри страны через свою сеть АЗС. Кроме того, "ЛУКойл" рассматривает греческий рынок как одно из звеньев будущей стратегической цепочки при выходе на рынки Северной Африки и, возможно, Ирака.

Удалось проникнуть "ЛУКойлу" и в Югославию. В одной из ее республик - Черногории - российский концерн уже приобрел несколько АЗС и все активнее присматривается к местному бензиновому монополисту "Югопетрол-Котор". А в соседней Хорватии в конце 1998 года руководители "ЛУКойла" и хорватской компании INA Industrija Nafta подписали соглашение о создании совместного предприятия LUK - INA, которое будет заниматься реэкспортом нефти в третьи страны, а также освоением нефтяных месторождений, переработкой и продажей нефти. Предполагается, что новое предприятие будет работать на российских месторождениях, принадлежащих "ЛУКойлу", и, возможно, распространит свою деятельность на ряд других стран, таких как Египет, Сирия, Ливия, Индонезия.

+ + +

Таким образом, Россия не утратила своих геополитических позиций, стержнем которых остается энергетический потенциал. Экономическая экспансия российских нефтегазовых компаний в Европе - в форме создания энергетической инфраструктуры уже идет полным ходом. Разумеется, при оценке перспектив следует учитывать и возможные действия самой Европы, не желающей глобальной энергетической зависимости от России

При формулировании нефтегазовой политики в отношении балкано-азиатского, ориентированного на Европу геополитического узла, необходимо принимать во внимание, что Балканы следует рассматривать не как пассивную транзитную территорию [идея "евразийства" в отношении России], которую надо подчинить, а как активную силу, способную связать Запад и Восток. Только при таком подходе "балканский коридор" будет выгоден и балканскому региону, и всем его соседям и сможет содействовать интеграции Запада и Востока

В. Златев, председатель Совета директоров "ЛУКойл Болгария"