Иначе

К концу XIX века восходит творчество мастеров того жанра, который впоследствии назвали "фантастикой", английских писателей, получивших посвящение в рамках магического общества "Золотая Заря". О нем немного писали в России, последняя и наиболее интересная публикация - статья Л. Гюйо "Писатели-фантасты "Золотой Зари" в третьем номере малодоступного журнала "Волшебная гора" за 1995 год.

Исторические свидетельства о происхождении этого общества достаточно смутны. Л. Гюйо утверждает, что "существует тайная историческая нить , связывающая братство розенкрейцеров с обществом "Золотая Заря". И все равно многие подробности ее возникновения, несмотря на ученые изыскания последних лет "таятся в сумерках мифа". А вот фон, почва - известны. Шестидесятые - восьмидесятые годы XIX века отличали "последний приступ" иррационализма, духовное смятение м возрождение оккультных сект. "Золотая Заря" началась с того, пишет Л. Гюйо, что в 1880 году "некий английский священник, преподобный А.Ф. Вудфорд, будто бы приобрел у одного лондонского букиниста ряд шифрованных документов и письмо на немецком языке, призывавшее приобретателя установить связь с немецким тайным обществом... посредством некой Анны Шпренгель. Вудфорд, являвшийся масоном и розенкрейцером, сообщил о находке своим друзьям, также членам "Английского розенкрейцеровского общества", специалистам в области герметики и каббалистики...". Перевести документы поручили молодому масону Масуэлю Лидлу Мэтерсу - это событие и послужило толчком к основанию Знаменитой "Золотой Зари". Некоторые обряды и ритуалы этого общества восходили к восточной мудрости, в частности древнеегипетской и индийской традиции, какие-то сходны с кощунственными обрядами "Некрономикона" (фигурирующего во многих произведениях Лавкрафта). К концу XIX века "Золотая Заря" насчитывала "более ста пятидесяти активных членов высших степеней". Среди них было немало выдающихся деятелей викторианской эпохи: президент Королевской Академии Джералд Келли, астроном Вильям Пек, французский маг Папюс, специалисты по оккультизму, писатели У.Б. Йейтс (будущий лауреат Нобелевской премии), Артур Микен, О. Блэквуд и Брэм Стокер, а также знаменитый Алистер Кроули, экстравагантный и чудовищный авантюрист с амбициями на создание сатанинской духовной реальности.

Некоторые из членов "Золотой Зари" предсказали или, по-моему, спрограммировали в своих произведениях не только "новую религию" нацизма - Кроули был посвящен впоследствии в германский "Орден Восточного Храма", имевший связь с донацистскими сектами ("Группа-Туле"), а в немецкой "Золотой Заре" состояли Рудольф Гесс (полет в Англию) и выдающийся геополитик, учитель Гитлера Карл Хаусхофер, - но и "традицию" популярных голливудских мистических триллеров. Темы писателей "Золотой Зари" - это "прежде всего темы угрозы или ужаса, сопутствующие темам возврата древних божеств".

Вот О. Блэквуд (1869 -1951) в рассказе под многозначительным названием "Духовное вторжение" так описывает затаившиеся в ином измерении сатанинские силы: "Если у вас есть хоть малейшее представление о магии, вы знаете, что мысль имеет магический характер, что она порождает образы и формы, способные существовать в течение столетий. Рядом с той сферой, где развивается наша земная жизнь, существует иная сфера, где плавают останки и осколки всех прошедших веков, призрачные ликовища мертвых. Эту область, перенасыщенную ужасом и всяческой мерзостью, можно сделать вполне реальной, - для этого требуется лишь искусный манипулятор - практикой черной магии".

"Основная тема фантастов "Золотой Зари", - подчеркивает Л. Гюйо, - связана с гипотезой о порабощении нашей планеты силами зла". Противоборство добра и зла принимает у них форму противостояния между Западом, впавшим в профанизм материализма и Востоком, который все еще остается хранителем духовной традиции.

Интересно, что основатель Родезии - Сесил Родс, бывший членом "Круглого стола", "тайной коллегии посвященных синархического типа", также являлся адептом "Золотой Зари".

Несомненно, эзотерическими познаниями Б. Стокера инициирован знаменитый персонаж - вампир Дракула, представляющий метафору "возврата иррациональных, мрачных сил, готовых обрушиться на цивилизованный мир".

Именно А. Кроули и М.П. Шнель в своем творчестве развили столь страшно отозвавшееся в XX столетии понятие "сверхчеловек". Последний в романе "Вкус жизни" (1909) пишет даже о некой сверхрасе "оверликов", почти родственников немецких "юберменшей". Еще в 1895 году Шнель в новелле "СС" предсказал прокатившуюся по Европе волну пыток и убийств, осуществленных хладнокровными преступниками в черных мундирах. "Это творчество,- заключает Л. Гюйо, - свидетельствует о несомненной гениальности, но оно может в то же время опираться на прекрасное знание традиции и циклических законов истории". А я добавлю ещё, что влияние членов "Золотой Зари" на видимый и невидимый ход истории XX века заставляет еще раз задуматься о том, что привычное нам понимание слова "пророчество" не вмещает степени креативного моделирования с его помощью реальности и поведения, поступков людей. Кажущийся парадокс: самосбывающееся пророчество - заслоняет собой гигантскую закулису социума, где таинственно действуют пружины неочевидных связей, сталкиваются разнонаправленные интересы, заключаются неафишируемые союзы. А спектакль, идущий на сцене, - та данность, которую называют "наша жизнь", - имеет рациональное объяснение лишь для профанов и газетчиков.

Наверное, "мастера" из Голливуда, тиражирующие ужасы и заговоры спецслужб (вроде известного фильма "Конспиративная теория"), считают своей миссией "одомашнивание" таинственных стихий и законспирированных движителей на поверхности процессов реальности, но они забывают при этом древнюю мудрость: "не буди спящего льва". В связи с этим вспоминается реакция известного американского политолога Стивена Коэна, посетившего Россию в конце 80-х годов, на истерические выкрики нашей интеллигенции, что без свержения партократии нас ожидают разруха, кровь, катастрофы. Вы таки призовете на свою голову все это, примерно так сказал американец в интервью "ЛГ", нельзя постоянно, как заклинание, твердить о негативе.

Будущее требует глубинного духовного, экзистенциального выбора. И для меня вне сомнений одно: все будет происходить иначе, чем даже пророчествовали самые отрешенные от мирской суеты духовидцы. Я уже не говорю о тех, кто стремится программировать грядущее в различных "римских клубах", закрытых корпорациях и аналитических центрах спецслужб. Мы читали З. Бжезинского, знаем и такое мнение о России - "лишняя страна"... Но неплохо бы всем нам, и здесь, и на Западе, вступая в третье тысячелетие, внимательнее прочесть собрание пророчеств святых и подвижников Православной церкви, философов, историков, изданное Свято-Троицкой Сергиевой Лаврой в книге "Россiя перед вторым пришествием". В этой книге открывается в полной мере внежитейский смысл российской истории, будущие судьбы страны.

Здесь дьявол с Богом борется, а поле битвы - сердца человеческие, - писал Ф.М. Достоевский. Битва эта и сегодня не утихает ни на час. Никакие внешние обстоятельства, ни расстановки партий и политических сил, ни очередной заем МВФ, ни даже золотой крест на груди не откроют нам света впереди, если сами не будем нести свет.

Спасись сам, и около тебя спасутся многие, - не уставал повторять Серафим Саровский. Может быть, пора начинать путь к Спасению? Но это - на личной стезе, а для страны? Способен ли народ, далеко не до конца изживший травму крушения, слома ценностей и идеалов, уже не однажды за минувший век, мобилизоваться на новое строительство социума?

Как-то Карамзин сказал, что в России "гораздо легче отменить новое, чем старое". Думается, что будущее наше, если ему суждено быть, может состояться лишь при условии, что мы перестанем "ломать до основания" и "отменять", осознав органическую преемственность "нового" от "старого", хотя бы в такой важнейшей сфере, как ценности и традиции.

Людмила Лаврова. "Дружба народов", №2,2001.