Игумен Агафон

Неканонизированные святые Ивановской области

Архимандрит Леонтий (недавно канонизирован)

Был игуменом знаменитого Спасо-Евфимиева монастыря в Суздале. Много построил в обители. При советской власти в колокола звонить запретили. А тут - Пасха. Очень захотелось позвонить. Махнул рукой звонарю. Звони! И в заключение на много лет. Из заключения вернулся, - служил в Воронцове. Служил ежедневно: (страшная нагрузка на одного священника) с 4 утра до восьми. А потом без завтрака, пешком 7 км в Пучеж, чтобы никто не умер без покаяния. За проповедь - опять в заключение. После заключения - служба в Михайловском. Много людей к нему ходили со всего края Ивановского. Сказал: "Когда умру, из могилы польется источник. Так и случилось. Молись о нас, отче Леонтие!

Архимандрит Никодим

Не хотел быть священником, отказывался. Но Воронцовский храм хотели закрывать. Поехал советоваться к старцам. Сказали - помолимся. А ему вскоре сон: Сам Христос повел его к жертвеннику: "Давай научу". Архимандрит Леонтий предсказал ему: умрешь горячей смертью. Сгорел в своем доме. Пламя гудело аж целый день, никто подойти не мог.

Старец Арсений

Родом из Ярославля. Служил в с. Илья Высоково. Говорили, что был епископом. Скрывал это. Читал в алтаре записки. Прозорливость тоже скрывал. Говорил: когда умру в этот день (4 февраля) каждый год будет в храме литургия. Удивлялись: как так, служили ведь тогда редко: по воскресеньям и большим праздникам. А когда умер, сложилось так, что после него три разных священника по нескольку лет служили в этом храме. И у каждого 4 февраля - именины. Вот они и литургисали в этот день. Что это? Он просто предвидел это, или Бог так благословил своего кроткого угодника? Схимонахиня Н. говорит: мы строили новый дом, а он не благословил нас строить. Завидовать, говорит, будут. Не послушали и построились, а сосед на нас от зависти писать стал. Мама заболела и умерла. Искушения всякие были из-за этого дома.

Старец Николай

Родом из Перми. Жил в с. Илья Высокове при церкви. Пришел домой с войны весь в орденах, сильный. Построил хороший дом, завел пасеку. А сосед завидовал, не мог простить ему, что все у него получилось.

Решил все бросить, одел на себя большой крест и ушел странствовать. Осел в Высокове. Был в Высокове еще один старец, гонимый, тоже Николай.

Протоиерей Петр

Хотя он и из Владимирских краев (Великодворье), а ивановцы знали его и почитали.

Двадцать четыре года провел в тюрьме, часть из них с о. Леонтием. Лечил бесноватых соборованием и причащением. Очень высокого ранга люди в строгие сталинские времена прилетали к нему на самолетах из Москвы. Был очень шустрый, только ноги у него болели.

Каждый день служил водосвятный молебен, а воду святую сливал в колодец.

Храм у него был муч. Параскевы и ее же источник. Схимонахиня Н. рассказывала, что он сильно заглушил ее беснование: соборовал и причащал. Приехала она во второй раз, а он уже умер.

Пришел во сне и говорит: "Я бы тебя совсем исцелил, да нет на то Божией воли. Жизнь земная короткая, доживешь и так".