Священник Алексий Мороз

Доброе слово жене, у которой муж пьяница

Жалуешься ты, раба Божья, на мужа своего, скорбишь на горькую долю свою. Да и как не скорбеть, как не печалиться? Редкий день не бывает пьян твой несчастный муж; редкий день не слышишь ты брани от него, а иногда и побои терпеть тебе приходится... Пьяный человек - то же, что безумный: на него трудно угодить, ко всему он придирается... Как тут жене не скорбеть, как не плакаться?

И поплачь, поскорби, многоскорбная раба Божья, когда горе тяжким камнем сдавит бедное сердце твое, когда не в силах будешь спокойно переносить все обиды. Жалобами ты еще больше растравишь свои раны сердечные. А между тем - разве счастлив в своем пьянстве беспробудном твой несчастный муж? Разве он не страдает душой, не терзается в совести? Разве не выносит он болезненных мук в самом теле своем, водкой отравленном? - Кто знает? Может быть, его душа мучается больше твоей: у тебя хоть совесть спокойна, а он ... раб страсти своей, он сам с собой не сладит, бес пьянственный его мучит: как же не пожалеть его? И кто же его пожалеет, кто будет для него ангелом-хранителем, если не ты, его законная, Богом данная ему помощница? И кто к мужу ближе жены? Оставит, сказано, человек отца своего и матерь и прилепится к жене своей, и будут оба в плоть едину (Мф. 19, 5) Это Сам Христос Спаситель наш сказал. Как ни противен тебе пьяный муж, а все же - он одна с тобой плоть, а когда у тебя голова болит - разве ты снимаешь ее с плеч?

Может быть, потому-то Бог и устроил так, чтобы ты вышла именно за этого несчастного, страстью пьянственной одержимого человека, дабы через тебя устроилось спасение и его бедной души? А если так, то подумай: какое великое счастье тебе Богом назначено - быть орудием Божьим в деле спасения близкого человека! Что ж? Ужели можно после этого роптать на свою долю горькую? Употреби же всю силу любви твоей, чтобы спасти душу несчастного мужа! Любовь жены - сила великая: твое сердце создано для любви, ты и жить должна не умом, а сердцем, не мыслию, а любовью... Не хочет он слушать тебя? Браниться? И тогда не унывай. Вот тогда-то наипаче и прибегай к Богу, припадай к Царице Небесной, нашей теплой и всесильной пред Богом Заступнице. О, как сильна Ея молитва ко Господу за таких, как ты, страдалиц неповинных! В утешение тебе повторю рассказ такой же, как ты, жены-мученицы, о том, как ей помогла Царица Небесная. "Много горя я видела, много слез пролила смолоду, когда муж мой вел нетрезвую жизнь. Что, бывало, заработает, то там же, в соседней деревне, и пропьет в кабаке. Раз, позднею осенью, наступили большие холода, трое деток лежали в оспе при смерти. Настал праздник Казанской иконы Божьей Матери; рано утром приходит к нам в дом соседка и рассказывает, что муж мой опять запил, всю одежду с себя пропил, в одной рубашке остался. С горя я упала на лавку и зарыдала с отчаяньем в сердце. Испугалась моя соседка, принялась меня уговаривать. "Сегодня, - говорит, - праздник Царицы Небесной, грешно плакать так; пойдем-ка со мною в церковь Божью, помолимся: авось тебе полегче будет. А за детками свекровь пока походит...". Не знала, куда и деться от своего горя лютого; встала и пошла в церковь. Когда мы пришли туда, там пели очень умилительно: "Заступнице Усердная, Мати Господа Вышняго, за всех молиши Сына Твоего...". Слезы рекою полились у меня, я упала на колени и плакала, и молилась, а сердце будто на части разрывалось. Никого не видела я вокруг себя; слышу только: "Что это она так плачет? Или умерли у ней отец с матерью?" "Нет, - говорят другие, - у ней давно нет ни отца, ни матери; житье ея очень плохое: муж ея...". Тут я еще горьче заплакала, еще горячее стала молиться: "Матушка, Заступница Ты моя! Как же мне жить?! Не уйду от Тебя, заступись, вступись за меня, сироту горькую!" И вступилась же Царица Небесная, услышала мою горькую молитву. И сейчас не забуду: прихожу домой и глазам своим не верю: муж мой дома и не пьяный... У меня невольно сорвалось: "Что ж это, Господи! Ужели ты, муж мой, вытрезвляешься?" "Да", - говорит, а сам смотрит так боязно. И рассказал он, как пошел утром прямо с постели в кабак, к самой двери уже подошел, за скобу взялся, вдруг точно кто крикнул на него: "Воротись, ступай домой!" И сам он не помнит, чего испугался и бросился бежать домой. Тут и я рассказала ему, как молилась Царице Небесной, и поняли мы со страхом и радостью, что это - Она, Матушка Заступница наша - сжалилась над нами и вернула мужа моего с пути гибельного. И с этого дня он хоть бы каплю взял в рот, по сие время, а уж этому больше 25 лет будет. С тех пор и служим мы каждый год 22 октября молебен Царице Небесной".

Так закончила свой рассказ простая женщина, счастливая тем, что ей помогла Царица Небесная вразумить и избавить от страсти пьянственной своего мужа. Молись и ты за своего мужа несчастного; проси святых Божьих; особенно мученика Вонифатия, который сам искушен был страстьми - плотскою и пьянственною - и потому может и искушаемым помогать... Вынимая просфору за здравие мужа твоего, предлагай ему вкушать от этой просфоры, когда натощак потянет его к водке, чтобы опохмелиться. Проси молитву о нем у служителей Церкви Божьей и верь: Господь услышит твои вопли сердечные, призрят на молитву твою Царица Небесная и святые Божьи. Вспомни, как в притче Христовой неотступно просила вдова неправедного судью, и он послушал ее наконец: Бог ли не услышит тебя, когда будешь взывать к Нему в скорби своей день и ночь? Услышит; услышит и Царица Небесная твои горькие жалобы на врага, который поработил мужа твоего страсти греховной - погибельной, и узришь ты отраду, и отрезвится муж твой, и станет - Бог даст - другим... добрым, трезвым, хорошим.