Игумен Агафон

Два опыта мира

В 1937 году в ГУЛАГе погиб священник Павел Флоренский, корни которого начинались в Лухском крае. В его роду было восемь поколений священников, тесно связанных с нашим краем. Его дед, Иван Флоренский, с 1829 года жил в Лухском духовном училище, то есть на территории Свято-Николо-Тихонова монастыря (АиФ, № 51 (66), 1997).

Исследования Павла Флоренского в области искусства в целом и иконописи в частности уникальны. Уникально само по себе видение проблемы. Он писал о средневековье: "В Средневековье течет полноводная река истинной культуры со своею наукою, искусством, государственностью...". О пространстве: "Пространство - не одно только равномерное бесструктурное место, не простая графа, а само - своеобразная реальность, насквозь организованное, нигде не безразличное, имеющая внутреннюю упорядоченность и строение".

У него был непримиримый мировоззренческий дуализм, он говорил, что существуют только:

- два опыта мира:

1. Общечеловеческий

2. Научный (кантовский). Следует заметить, что Павел Флоренский не принимал Канта;

- два отношения к жизни:

1. Внутреннее (религиозное)

2. Внешнее. Он, как подлинный священник, мог иметь только внутреннее отношение;

- два типа культуры:

1. Созерцательно - творческая

2. Житейско - механистическая (так называемая "цивилизация").

Уже тогда он не воспринимал техногенный путь развития и, как мы сейчас это видим, был прав. Итак, все сводится к выбору того или иного пути.

Видим мы также и то, что Россия, подражая секулярному Западу, бездумно выбрала роковой второй путь, что с неизбежностью привело ее к безбожию и величайшим бедствиям. Страшно, что практические выводы в пользу выбора первого пути до сих пор не сделаны, не смотря на всю его очевидность. В этом заключается гибельная косность человечества.

Начиная с эпохи Возрождения, западная техника иконописи уходит от расходящихся к горизонту параллелей (обратной перспективы) к сходящимся (прямой перспективе). Научный философский горизонт точно также сузился, грозя в будущем превратиться в одну точку. Современные мировоззренческие теории напоминают жуткий омут. Спрутовидными струями своими они захватывают свежие и реальные мысли человечества и топят их в черной глубине дьявольской метафизичности, в страшной абракадабре наукообразности.

Ум человеческий настолько ограничился, что не видит очевидного, Да и что можно увидеть из воронки, когда тебя крутит по спирали со все увеличивающейся скоростью. Человечество с нарастающим ускорением уже не идет, а летит, падает, приближается к точке своей гибели, судорожно вихляясь при этом на дискотеках, трясясь с похмелья, выгибаясь в дугу и пуская зловонную беловатую пену во время "ломки" после наркотиков. Оно же (человечество) с умным видом устраивает беспрерывные "ток - шоу", весело поет, визжит, кричит и хлопает в ладоши на "гала - концертах". Одним словом - идет грандиозный "пир во время чумы".

Теперь человечеству предстоит либо погибнуть, либо приучить себя к видению обратной перспективы в искусстве, жизни, религии. Все святые отцы, коих мы почитаем, эти "белые вороны" среди всеобщей серости, имели видение обратной перспективы в духовной жизни вообще. Если со времен Средневековья потребовалось приблизительно 500 лет социального воспитания, чтобы приучить руку и глаз к той перспективе, которой пользуются ныне художники, то, по-видимому, немалые усилия потребуются, чтобы вернуться обратно и в искусстве, и в философии. Отец Павел писал: "Если возможна русская философия, то только как философия веры Православной". А это философия обратной перспективы.

К сожалению, для 90 % всего человечества эта задача является непосильной. У России же в связи с ее генетическим Православием существует больше возможностей правильного видения. Как говорил близкий к нам по времени оптинский старец Анатолий (Зерцалов): "Шторм. Русский корабль будет разбит. На щепках будут спасаться. Но потом будет штиль и явлено будет велие чудо Божие. И все щепки, и обломки волею Божиею и силой Его соберутся, и воссоздастся корабль, и пойдет путем, Богом предназначенным. Так это и будет, явное всем чудо".

Священник Павел Флоренский "Избранные труды по искусству". М. Изд. "Избранное искусство", 1996 г.