Св. Ефремъ Сиринъ

Проповедь

Сынове человеческие, доколе любите суету и ищете лжи?

(Пс. 4,3)

Міръ подобенъ колесу, съ котораго свиваются времена и годы. И бедствія его то же, что паръ, и блага его - ничто; бедствія его - не настоящія бедствія, и блага его - не настоящія блага. Счастіе мгновенно превращается въ скорбь. Едва пришла и настала радость - и ея уже нетъ, а на месте ея - скорби. Кто сегодня веселится, тотъ на утро плачетъ и сетуетъ. Полонъ радости женихъ на брачномъ пиру и восхищается юностію супруги своей; вдругъ постигаетъ смерть, разлучаетъ ихъ другъ съ другомъ, и последовавшая скорбь - больше предшествовавшей радости. Иной блистаетъ одеждами, украшенъ великолепно; но убранство его проходитъ какъ сонъ, и гробъ покрываетъ его паутинами. Иной строитъ высокій чертогъ, величаво ходитъ по обширнымъ сенямъ; вдругъ приходитъ конецъ его жизни, лежитъ онъ распростертый на ложе, связанъ по рукамъ и ногамъ, сомкнулись уста, не могутъ вымолвить слова; мракомъ покрылись очи. Вонъ несутъ его изъ дома, не даютъ и дня провести въ великолепныхъ палатахъ; какъ можно скорее относягь во гробъ, где и будетъ его обитель. Вся жизнь его была суета и крушеніе духа. Какъ сонъ пролетели дни его, и не стало его больше. Иной стоитъ на высокой степени могущества, полный высокомерія, теснитъ и гнететъ другихъ, наполняетъ домъ свой неправеднымъ богатствомъ; наступаетъ же конецъ жизни его, и падаетъ онъ во прахъ. Все богатство его - суета и крушеніе духа.

Ночи подобенъ міръ, и все событія его - сонная греза; но душа погрязаетъ въ нихъ и вводится въ обманъ призраками. Какъ сновиденіе обманываетъ ночью, такъ міръ обманываетъ своими обещаніями. Какъ сонъ обольщаетъ душу призраками и виденіями, такъ міръ обольщаетъ своими удовольствіями и благами. Обманчивъ бываетъ ночной сонъ; онъ обогащаетъ тебя найденными сокровищами, делаетъ властелиномъ, даетъ тебе высокіе чины, облекаетъ въ пышныя одежды, надмеваетъ гордостію и въ мечтательныхъ призракахъ представляетъ, какъ приходятъ и честятъ тебя люди. Но миновала ночь, сонъ рассеялся и исчезъ, ты опять бодрствуешь, - все сіи виденія, какія представлялись тебе во сне, стали - чистая ложь. Такъ и міръ обманываетъ своими благами и богатствами: они проходятъ, какъ ночное сновиденіе, и обращаются въ ничто...

Не будемъ же забывать, что міръ проходитъ; не будемъ обольщаться его удовольствіями; не станемъ любить его обманчивость, потому что міръ проходитъ, какъ ночное сновиденіе.

Дни текутъ и улетаютъ; часы бегутъ и не останавливаются; въ стремительномъ теченіи времени міръ приближается къ концу своему.

Ни одинъ день не дозволяетъ другому идти съ нимъ вместе; ни одинъ часъ не ждетъ другого, чтобы лететь заодно. Какъ воду невозможно удержать и остановить перстами, такъ не остается неподвижною и жизнь рожденнаго отъ жены. Взвешена и измерена жизнь всякаго вступающаго въ міръ; неть ему ни средствъ, ни возможности переступить за назначенный пределъ. Богъ положилъ меру жизни человека, и эту определенную меру дни делятъ на части. Каждый день, незаметно для тебя, беретъ свою часть изъ жизни твоей; каждый часъ съ своею частицей неудержимо бежитъ путемъ своимъ. Каждый день предаетъ погребенію свою часть, каждый часъ кладетъ во гробъ свою долю, и въ быстромъ полете времени они уходятъ, исчезаютъ, обращаются въ ничто.

Пядень твоя-мера жизни твоей, и не простирается она дальше; персты твои указываютъ на пять степеней этой меры. Малымъ перстомъ начинается пядень твоя и оканчивается перстомъ большимъ. Такъ, младенчество - начало твоей жизни, а конецъ ея - старость. Малымъ перстомъ - первымъ возрастомъ младенчества начинается жизнь твоя; потомъ идетъ она до второго перста - неразумнаго детства; после чего человекъ стоитъ на средине - въ горделивой и надменной юности; за этимъ следуетъ четвертый возрастъ - совершеннаго мужа; потомъ мера начинаетъ умаляться, и какъ не достаетъ еще одной степени, то приходитъ старость, это большой перстъ - конецъ жизни. Вотъ мера твоя, если определено тебе совершить ее вполне; часто же бываетъ, что прійдетъ смерть и не дастъ дожить до конца, потому что Творецъ по воле Своей сокращаетъ пядень твоей жизни, чтобы зло пресеклось и не продолжалось вместе съ твоею жизнію.

Смотри же, за какой теперь держишься перстъ, на какой стоишь степени; ибо не знаешь, на какомъ персте внезапно постигнетъ тебя конецъ. Денъ Господенъ якоже татъ (1 Сол. 5, 2) и поемлетъ тебя незаметно.

Проводи жизнь свою въ мире, запасайся добрымъ напутіемъ, чтобы соединиться ей съ Богомъ, и тебе, на конце ея, снова обрести ее тамъ, если будешь жить здесь добродетельно. А если живешь нечестиво, то жизнь твоя проходитъ, она уже потеряна; станешь искать ее и не найдешь. Если вода вылита на землю, тебе невозможно ее пить; но если она налита въ сосудъ, то сбережется тебе для питья. Не проводи жизнь свою въ гневе и ненависти, не трать ее на хищенія, обиды, иначе не найдешь ея. Непотребствомъ и татьбою не уподобляй жизнь свою гнилой воде, иначе поглотитъ ее земля и глазъ не увидитъ ея больше. Не въ зависти и коварстве, не въ гневе и вражде, словомъ - не въ пороке какомъ проводи жизнь свою, иначе она потеряна, и ты - действительно мертвецъ, потому что утратилъ жизнь свою.

Ничто не любезно такъ для человека, какъ жизнь; за нее, если бы можно было, отдалъ бы онъ целый міръ. Итакъ, гонись во следъ за добрымъ, чтобы жизнь твоя, хотя и течетъ она какъ вода, собралась опять въ Боге. Къ Богу направляй малый потокъ жизни своей, чтобы, когда иссякнетъ здесь, сделалась тамъ моремъ жизни. Не великъ у тебя ручей жизни въ этомъ преходящемъ міре; направь ее къ Богу, чтобы сделалась бездною жизни. День за днемъ струится и утекаетъ жизнь твоя: излей ее въ Бога, чтобы обрести ее для себя въ томъ міре.

Да не обращаетъ въ ничто жизнь твою гневъ, да не губитъ ее грехъ; иначе ты - всецело мертвъ, потому что совершенно лишенъ жизни. Если гневъ вселится въ душу твою, то имъ уже уничтоженъ день твоей жизни; по крайней мере не дозволяй гневу переходить на другой день, чтобы пе погубилъ онъ целой жизни твоей. Довлеетъ дневи злоба его (Мат. 6, 34), какъ говоритъ Спаситель нашъ. Довольно гневу, если погубитъ и одинъ день твоей жизни; не давай ему переночевать въ душе твоей; да не зайдетъ солнце прежде, нежели удалится отъ тебя гневъ. Недобрый странникъ поселился у тебя: гони, понуждай его выйти, не давай ему места. Съ протекшимъ днемъ пусть пройдетъ и гневъ и не остается въ душе твоей; какъ безъ замедленія протекаетъ каждый часъ, такъ да не медлитъ въ тебе и гневъ. Не давай гневу почить въ душе твоей; если переночуетъ онъ, гораздо труднее будетъ удалить его... За необдуманное слово, которое сказать подустилъ сатана, широко растворяешь ты двери гневу, чтобы вошелъ и поселился онъ въ душе твоей; за презренную корысть ближній заводитъ съ тобою тяжбу, а ты призываешь къ себе вражду, чтобы пришла и расположилась въ недре твоемъ. Когда ярость, какъ бешеный песъ, въ тебе лаетъ и изрыгаетъ свою слюну, - ты, вместо камня, броcь въ нее миромъ и запрети гневу лаять. Гони его ясностію чела своего, кажись веселымъ, а не досадующимъ, и попрепятствуешь гневу погубить вдругъ две души.