С. Фомин

СВЯТЫЕ ЦАРСТВЕННЫЕ МУЧЕНИКИ О РАСПУТИНЕ

Мы привыкли к шельмованию различными щелкоперами царского друга, возводящих на него напраслину и рассказывающих сказки о его кутежах и скандалах. В последнее время стало много известно о действительной жизни этого человека. В прах рассыпаются все клеветы, вспоминается, как видели двойников Распутина уже после его мученической кончины.

Становится понятным, кому нужно было порочить друга царской семьи, чтобы опорочить саму семью, безупречную во всех отношениях и ныне прославленную как святую.

Понятно, что если семья свята, то и друзья ее уже, конечно, не распутники и негодяи.

Но давайте послушаем самих царственных мучеников (при этом подчеркиваем, что голоса их записаны по большей части противниками Г.Е. Распутина).

Глава политической полиции в России генерал-лейтенант А.В.Герасимов рассказывал, со слов премьер-министра П.А.Столыпина, о его встрече в конце 1908 г. с государем по поводу Г.Е. Распутина. На все увещевания прекратить эти встречи государь твердо заявил:

"...Это мое личное дело, ничего общего с политикой не имеющее. Разве мы, я и моя жена, не можем иметь своих личных знакомых? Разве мы не можем встречаться со всеми, кто нас интересует?".

Дворцовый комендант генерал-майор В.Н.Воейков в 1917 г. показывал Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства: "Я говорил государю, что, по моему мнению и по мнению общества, Распутин не достоин приема, но встретил холодный ответ: "Мы можем принимать, кого хотим".

Предшественник В.Н. Воейкова генерал-лейтенант В.А. Дедюлин вспоминал о том, как в разговоре с ним государь сказал о Распутине:

"...Он хороший, простой, религиозный русский человек. В минуты сомнений и душевной тревоги я люблю с ним беседовать, и после такой беседы мне всегда на душе делается легко и спокойно".

Воспитательница августейших детей фрейлина С.И. Тютчева передала свою беседу с царем членам той же Чрезвычайной следственной комиссии. "Так и вы тоже не верите в святость Григория Ефимовича?" - спросил государь. Я ответила отрицательно, на что государь заметил:

"А что вы скажете, если я вам скажу, что все эти тяжелые годы я прожил только благодаря его молитвам? Он (Распутин) совсем не то, что наши митрополиты и епископы. Спросишь их совета, а они в ответ: "Как угодно будет Вашему Величеству!" Ужель я их спрашиваю затем, чтобы узнать, что мне угодно?"

"При встречах с государем, - свидетельствовал камердинер императрицы А.А. Волков, - Распутин целовал у него руку, государь же - руку Распутина".

Во время приема в Ставке 20 июня 1915 г. А.Д. Самарина (перед назначением его обер-прокурором Св. Синода) в ответ на поток сплетен и клеветы на Г.Е. Распутина государь спросил:

- Послушайте, Самарин, ведь Вы признаете Ее Величество и меня людьми верующими?

- Да, государь, не только я, но и вся Россия счастлива этим сознанием.

- Как же мы могли бы допустить возле себя человека такого, каким Вы изобразили Распутина?

У них свое мнение. Но почему-то никто не спрашивает мнения святых, тех, кто лучше всех знает его: царя и царственных мучеников.

По материалам "Русского вестника"