Иоанн Дамаскин

О ПРЕДВЕДЕНИИ И ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИИ

Должно знать, что Бог все наперед знает, но не все предопределяет. Ибо Он наперед знает то, что в нашей власти, но не предопределяет этого. Ибо Он не желает, чтобы происходил порок, но не принуждает к добродетели силою. Поэтому предопределение есть дело божественного поведения, соединенного с предведением. Но, по причине предведения Своего, Бог предопределяет и то, что не находится в нашей власти. Ибо по предведению Своему Бог уже предрешил все, сообразно со Своею благостию и правосудием.

Следует же знать, что добродетель передана нашей природе от Бога, и что Сам Он - Начало и Причина всякого блага, и что, помимо Его содействия и помощи, нам невозможно пожелать или совершить что-либо доброе. Но в нашей власти находиться и пребывать в добродетели и последовать за Богом, который призывает к этому, или оставить добродетель, что именно и есть - очутиться во грехе и последовать за дьяволом, который без принуждения призывает к этому. Ибо порок не есть что-либо другое, кроме удаления от добра, подобно тому, как и тьма есть удаление от света. Итак, оставаясь в том, что согласно с природою, мы пребываем в добродетели; уклоняясь же от того, что согласно с природою, то есть от добродетели, мы идем к тому, что противно природе, и появляемся во грехе.

Раскаяние есть возвращение от того, что противно природе, к тому, что согласно с природою, и от дьявола к Богу, происходящее при помощи подвижнической жизни и трудов.

Далее, Творец создал этого человека мужем, сделав его участником Своей божественной благодати и через это допустив его до общения с Собою. Почему Он, пророчески, как господин, и сделал наименование живых существ, которые были даны ему как рабы. Ибо, произойдя по образу Божию одаренным как разумом, так и умом, также и свободою воли, он, естественно, имел в своих руках от общего всех и Творца, и Господа власть на тем, что находилось на земле.

Но обладающий предведением Бог, зная, что он очутится в преступлении и будет подлежать тлению, сотворил из него жену, помощницу ему и подобную ему: помощницу же для того, чтобы после преступления род человеческий сохранялся чрез посредство рождения, сменяя один другой. Ибо первое образование называется творением, а не рождением. Ибо творение есть первое образование, своим Виновником имеющее Бога; рождение есть наступившая, после осуждения человека на смерь по причине его преступления, смена одного другим.

Этого Бог поместил в раю, который был как духовным, так и чувственным. Ибо, живя телесно в чувственном раю на земле, духовно он обращался с ангелами, возделывая божественные мысли и питаясь ими, будучи нагим вследствие своей внутренней пустоты и жизни безыскусственной, чрез посредство тварей возвышаясь к одному только Творцу и как услаждаясь созерцанием Его, так и веселясь.

Итак, потому что Бог его по природе украсил независимой волей, Он дает ему закон: не вкусить от древа познания; о каковом древе мы, соответственно нашей, по крайней мере, силе, достаточно сказали в главе о рае. Он дает ему эту заповедь, пообещав, что если он сохранит достоинство своей души, предоставляя победу разуму, признавая Создателя и соблюдая поведение Его, то он будет наслаждаться вечным блаженством и будет жить во век, сделавшись сильнее смерти; а если он, действительно, и душу свою подчинит телу, и будет особенно ценить радости тела, не уразумев своей собственной чести, и уподобится скотом несмысленным, сбросив с себя ярмо Сотворившего и презрев божественное Его повеление, то будет подвластен смерти и тлению и будет подвержен необходимости трудиться, влача бедственную жизнь. Ибо не было полезно, чтоб он, будучи еще неискушенным и неиспытанным, получил нетление, - из опасения того, чтобы он не впал в гордость и осуждение дьявола; ибо тот по причине своего бессмертия, после добровольного отпадения, возымел постоянство во зле - неизменное и непоколебимое, подобно тому, как, с другой стороны, опять также и ангелы, после добровольного выбора добродетели, возымели, при содействии благодати, неподвижное пребывание в добре.

Итак, надлежало, чтобы человек прежде был подвергнут испытанию; ибо муж неискушенный, неиспытанный не имеет никакой цены; и чтоб, достигши совершенства путем испытания - чрез соблюдение заповедей, он таким образом добыл себе бессмертие, как награду за подвиг добродетели, ибо, произойдя занимающим средину между Богом и материей, соединившись с Богом по своему образу жизни - чрез соблюдение заповеди после удаления от врожденного расположения к сущему, он должен был получить непоколебимое постоянство в отношении к прекрасному; а чрез преступление особенно устремившись к материи и отвлекши свой ум от Своей причины, то есть Бога, надлежало, чтоб он сближался с тлением, и делался подверженным страстям вместо бесстрастного и смертным вместо бессмертного, и имел нужду в сочетавании и преходящем рождении, и, вследствие желания жизни, был привязан к приятному, как будто в самом деле устраивающему ее; а чтоб к тем, которые заботились об отрицании этого, то есть приятного, бесстыдно питал ненависть; и чтоб стремление, по оставлении Бога, к материи, и склонность он переносил от того, кто поистине враг нашего спасения, на свой род... Итак, человек побежден завистью дьявола; ибо завистливый и ненавидящий прекрасное демон не выносил того, чтоб он сам был внизу по причине своей гордости, а мы получили вышние блага. Почему этот лжец и прельщает несчастного, то есть Адама, надеждою на получение божеского достоинства, и, возведя его до своей собственной высоты гордости, он погружает в одинаковую же пропасть падения.