А. Лопухин

Происхождение монархии

Время судей было временем безначалия и сопряженных с ним бедствий, так как вследствие отсутствия твердой власти народ потерял политическую силу и постоянно терпел поражения от соседних народов, имевших во главе себя сильную царскую власть. Видя теперь, что сыновья такого благочестивого и мудрого правителя и судии, как Самуил, неспособны к управлению народом, израильтяне собрались на совещание, и старейшины порешили просить Самуила, чтобы он поставил над ними царя, который бы "судил их, как и у прочих народов". Это желание народа не было противозаконным, а предусмотрено было в законодательстве. Мудрый законодатель народа Моисей, предвидя своим пророческим взглядом будущую судьбу исторической жизни своего народа, заранее дал закон, определявший круг царской власти. "Когда ты придешь в землю, - говорил он, - которую Господь Бог твой даст тебе, и овладеешь ею, и поселишься на ней, и скажешь: поставлю я над собою царя, подобно прочим народам, которые вокруг меня; то поставь над собою царя, которого изберет Господь Бог Твой" (Второз. XXII, 14 и 15). Но престарелый судья неблагосклонно отнесся к этой просьбе, и не только ради своих недостойных сыновей, но главным образом потому, что желание народа было выражено без предварительного испрошения воли Божией. По внушению Божию Самуил изложил пред народом опасности крайнего деспотизма, гнета и своеволия царей. Но народ, утомленный безначалием, готов был вынести все эти опасности, только бы иметь твердую власть, и отвечал Самуилу: "Нет, пусть царь будет над нами: и мы будем как прочие народы: будет судить нас царь наш, и ходить пред нами, и вести войны наши". Тогда Господь повелел Самуилу удовлетворить желание народа и поставить над ними царя.

Желание иметь царя было в народе израильском окончательным сознанием своей неспособности к самоуправлению по тем возвышенным началам богоправления, которые изложены были в законодательстве Моисеевом. За время судей пришла в расстройство вся жизнь народа, как религиозно-нравственная, так и государственно-общественная и семейная. Богослужение хотя продолжало совершаться, главным образом при скинии, но жертвы приносились и в других местах, что легко вело к развитию суеверия и прямо к уклонению в идолопоклонство. При отсутствии твердой власти для наблюдения за исполнением законов, нравственность, к великому прискорбию отдельных благочестивых людей, все более падала. Господствовавшие повсюду своеволие и хищничество все более ослабляли силы народа, чем пользовались хананеи, безнаказанно расхищавшие царство Иеговы. Такое состояние было тем более тяжелым, что за это время просвещение израильтян значительно продвинулось вперед. В лице пророков явились достойные учителя, которые, поучая народ Закону Божию, побуждали в его сознании его высшее назначение и, показывая, как далеко не соответствовала ему действительность, возжигали в нем патриотизм и заставляли искать исхода из бедственного положения, каковой исход и представлялся ему единственно в учреждении твердой царской власти (стр. 212-213).

Саул, однако же, не потерял мужества и, сознавая на себе долг защитить страну от наступающего врага, собрал войско в Галгале и готов был выступить против неприятеля. К сожалению, самое войско трепетало и, не надеясь на успех борьбы, стало быстро разбегаться. Чтобы ободрить народ, надо было принести жертвы Богу, и для совершения их обещался прибыть и высокочтимый пророк Самуил. Но он замедлил, и Саул должен был ожидать его в течение семи дней. Прошел почти и седьмой день, а так как Самуил не являлся, войско же разбегалось все более, то Саул решил обойтись без Самуила и, самовольно приняв на себя священные обязанности, сам совершил жертвоприношение, явно доказывая этим, что он менее надеялся на высшую помощь, чем на силу своего войска. Такое самовольство составляло великое преступление. В израильской монархии основным началом было подчинение гражданской власти воле Божией в лице пророков и священников. Нарушив это начало, Саул нарушил основное условие своего избрания на царство, так как он заявил незаконное желание действовать не как представитель высшего Царя, а самовольно, как независимый правитель. Он заявил притязание на объединение в своей личности не только независимой гражданской царской власти, то и религиозной, священнической, а такое объединение их в одном лице, с одной стороны, могло придать чрезмерный вес царской власти в ущерб священства, а с другой - самое священство потеряло бы свою самостоятельность, став в подчиненное положение к гражданской власти. Этот поступок Саула сразу показал, что дальнейшая его деятельность пойдет вопреки воли Божией, что, увлекаемый политическими интересами, он готов пренебрегать религиозными. Поэтому Самуил выразил его торжественный укор и в качестве предостережения сказал ему, что он этим своим незаконным действием поколебал устойчивость своего царствования. Между тем филистимляне продолжали опустошать страну и дошли до берегов Мертвого моря и Иордана. Чтобы лишить израильтян самой возможности иметь оружие и даже необходимые земледельческие орудия, они, как это бывало уже и прежде, захватили всех кузнецов и увели их в плен. Положение самого Саула, стоявшего в крепости Гивы, было критическое. Но он избавлен был мужественным подвигом своего сына Ионафана, который один со своим оруженосцем, пробравшись в неприятельский лагерь, убил нескольких филистимлян и произвел между ними такое смятение, что они бросились в бегство, преследуемые израильтянами. Чтобы довершить поражение преследуемого врага, Саул дал необдуманный обет: "Проклят, кто вкусит хлеб до вечера, доколе я не отомщу врагам моим". Народ был крайне истомлен, но не осмеливался нарушить заклятия, пока не нарушил его Ионафан, вкусив найденного в лесу меда. За ним последовал весь народ, который алчно бросился на оставленный филистимлянами скот, убивал его и ел даже с кровию вопреки закону, чем навлек на себя гнев Божий, сказавшийся в неполучении ответа на вопрошение Саулом Господа о том, продолжать ли ему погоню за неприятелем. Узнав, что причиной этого было нарушение сыном его данного им обета, Саул хотел даже казнить его, но народ заступился за своего любимца-героя и не допустил до казни.

То же самовольство замечается и в дальнейшей деятельности Саула. Для полного обеспечения страны от внешнего нападения необходимо было совершить одно важное дело, а именно: окончательно поразить одного опасного врага - амаликитян. Эти кровожадные кочевники то и дело нападали на страну, грабили и убивали и затем быстро удалялись на своих конях в пустыню, чтобы через несколько времени сделать вновь подобный разбойнический набег. Теперь Саулу повелено было окончательно истребить этот хищный народ, как бы притом в отмщение за то нападение, которое они впервые сделали на израильтян по переходе ими Мервого моря. Саул действительно поразил амаликитян, но при этом опять нарушил волю Божию, так как истребил только худшую часть добычи, а лучшую захватил себе и притом оставил в живых царя амаликитян Агага. В то же время он уже настолько возгордился своими подвигами, что самовольно воздвиг себе памятник на Кармиле. Тогда Самуил опять явился к нему со строгим укором за непослушание, и на оправдание Саулом тем, что он захватил стада амаликитян для совершения жертвоприношения Богу, отвечал высокой истиной, которую впоследствии полнее разъяснили пророки и которая окончательно утверждена Христом. "Неужели, - сказал он, - всесожжения и жертвы столь же приятны Господу, как послушание гласу Господа? Послушание лучше жертвы, и повиновение лучше тука овнов". "За то, что ты отверг слово Господне, - торжественно добавил Самуил, - и Он отверг тебя, чтобы ты не был царем над Израилем". Сказав это, разгневанный пророк хотел удалиться; на что Самуил прибавил: (как ты оторвал у меня край одежды, так) "ныне Господь отторг царство Израилево от тебя". Однако же он остался с Саулом и в поучении ему собственными руками заклал Агага. Сила амаликитян была сокрушена окончательно, и израильтяне почти совсем избавились от этого опасного врага. Но вместе с тем решена была и судьба Саула. Все его действия показывали, что он неспособен был обуздывать своего своенравия и не хотел быть таким послушным орудием воли Божией, возвещаемой чрез Его пророков, каким должен быть царь избранного народа. Видя все это, Самуил с печалью оставил Саула и уже не виделся с ним до дня смерти своей, но заочно оплакивал так неудачно помазанного им царя (стр. 219-221).

Период управления трех великих царей израильского народа был временем его высшего расцвета как в политическом, так и в духовном отношении. После бедствий и безурядицы периода судей это было временем благосостояния, могущества и блеска, когда народ израильский достиг полного осуществления великих обетований Божиих и под покровом твердой власти мог беспрепятственно обнаружить все лучшие качества своего национального гения, своим государственным благоустройством показать истинный образец "богоправления", а высотою своей религиозно-нравственной жизни во всем блеске оправдать свое истинное призвание - быть светом для язычников.

Если народ израильский не оправдал своего назначения и при таких благоприятных обстоятельствах и представил много печальных фактов религиозно-нравственного падения даже в лучших своих представителях, в лице самих своих царей, то это показывает только, как исконное зло внедрилось в нравственную природу человека и, подобно жернову на шее, неудержимо тянуло его в бездну зла, несмотря на все усилия в стремлении к добру. Такова была общая судьба ветхозаветного человечества, томившегося в рабстве греху, и единственным утешением для него служила надежда на будущее избавление - в лице того божественного Избавителя, быть хранителем обетований о котором и был предназначен избранный народ.

Обетование о Спасителе в этот период нашло ясное подтверждение в славном обетовании Давиду, что Бог восставил ему семя его, престол которого устоит вовеки, и этому семени Он будет Отцом, а оно Ему Сыном (2 Цар.7, 12-16). Давид не мог относить этого обетования к своему преемнику и потому понял его в том именно смысле, как истолковал его впоследствии ап.Павел, именно в смысле обетования о духовном преемнике и "Сыне Давидовом", Сыне Божием, Спасителе мира и Царе вселенной, престол которого "устоит вовеки". Кроме этого обетования, подтвержденного и в завете с Соломоном (3 Цар.9, 5), мысль о будущем Избавителе в это время проникает всю жизнь народа: самое политическое могущество его было прообразом духовного могущества Мессии и самые цари его, особенно Давид и Соломон в лучшие периоды их жизни, были явными прообразами Спасителя: первый - прообразом Его как Царя победы, второй - как Царя мира. Затем все псалмы Давида переполнены выражениями пламенного ожидания Мессии и самыми ясными пророчествами о всех событиях Его земной жизни, от рождения до страдания и смерти, от воскресения до прославления одесную Отца. Пророческие псалмы Давида представляют ясное доказательство того, как живо было в лучшем народном сознании великое обетование Божие о Спасителе мира и как религиозно-нравственный дух человечества жаждал исполнения этого обетования (стр. 264-265).

Библейская история