ОККУЛЬТИЗМ

О последствиях оккультной практики, или О том, как лукавый дух обманывает и обольщает неиспытанных в вере, а также новообращенных, когда свои демонические действия выдает за действия и благодать святого духа

Различные виды оккультизма (в том числе экстрасенсорика) создают и развивают в человеке, занимавшемся хотя бы одним из видов оккультизма, мнение о "своих" способностях. Это происходит на почве честолюбия, тщеславия, славолюбия, гордости.

Затем, при обращении в православие, это мнение о себе переносится носителем его в православную среду (например, в церковно-приходскую общину), в круг верующих новообращенных или малограмотных прихожан. При этом проявляющиеся в таком человеке паранормальные способности преподносятся как духовные дарования.

Так бесовская (демоническая) проницательность и оккультное ясновидение будут переименованы в прозорливость. (Бесы ведь тоже "пророчествуют": см. книгу Деяний гл. 16, 16-18 и Житие Андрея-юродивого).

Гипнотическое, волевое, подавляющее воздействие на души пациентов назовут ревностью и заботой о спасении ближних (а если обладателем такого феномена будет пастырь - заботой о спасении пасомых).

Бесовские явления (так называемые св. отцами прелести) и галлюцинации (а они, несомненно, будут!), представляющиеся такому человеку, выдадут за "святые" видения.

Общение с падшими духами (демонами) на уровне помыслов или даже визуальное общение (или звуковое, так называемые голоса) с рьяной уверенностью "перекрестят" в откровения, да еще какие: обязательно "Божии" или "Богородничные"!

Чтобы создать образ смиренного христианина (или пастыря) там, где и смирению-то прижиться невозможно, по причине гнездящейся в сердце такого мистификатора лютой гордыни, выражающейся в более или менее явном требовании поклоняться себе, сей "неключимый раб" (и думающий, что он "богат") начинает делать вид, что он смиренен, бичуя себя принародно во всякое время и на всяком удобном месте различными ругательными прозвищами, такими как, например, дурак, сволочь, гад, подонок и т. п., - список может быть достаточно длинным.

Такой вид обольщения св. отцы, в частности св. Игнатий (Брянчанинов), именуют мнением смирения и смиреннословием. Беда здесь в том, что такой христианин (пастырь), видя в себе сочиненные им самим и иллюзорно представляемые бесами "дары" и сверхъестественные (в психиатрии - паранормальные) способности, начинает думать, что раз есть "дары", которые он ошибочно видит, а точнее, придумывает, сочиняет в себе, значит, он-де, несомненно, смиренен. А раз смиренен, то надо, чтобы это знали и видели все! Такова логика прельщенного.

(Некто из оптинских старцев приводил в пример одного брата-монаха, который всем и всюду говорил о себе: "Ах, какой я грешник! Ну какой же я грешник! Я самый грешный!". И вот однажды другой брат ему и отвечает: "А я знаю, какой ты грешный... Видел!". Тот опешил, даже отскочил и говорит испуганно: "Где же ты меня видел?". После этого случая брат бросил смиреннословить. Воистину: не то терпение и смирение, когда себя ругаешь, а то, когда тебя поносят, а ты смиряешься и терпишь, и ничтоже вопреки глаголешь, да еще и внутри сам себя охудшаешь и смиряешь).

Горе-пастырь, горе-наставник! Вчитайся со своей паствой в труды святых отцов: Аввы Дорофея и Исаака Сирина, в труды Макария и Антония Великих. Сопоставь свое состояние с теми состояниями духа и души, которые раскрываются сими отцами и Иоанном Лествичником в его "Лествице" деятельного восхождения на небо.

Не присваивай себе того, что тебе не принадлежит и чего у тебя по сути нет и быть не может пока; а может, и никогда не будет. (По Силуану Афонскому (см. Житие), такой дар от Бога, как прозорливость, дается только многими трудами и скорбями и через многие годы, а наипаче за смирение и при наличии непрелестного наставника, у которого надо побыть хотя бы лет 10-15 в послушании и отсечении своей воли. Да и вообще дары - не самоцель истинного монаха, подвижника, христианина.)

Указанные святые отцы откроют тебе, христианин (а если ты пастырь, то тебе и твоим пасомым), глаза на свои заблуждения и дадут возможность исправить жизненный путь, пока еще не поздно, но уже "близ есть, при дверех" (Матф. 24, 33). Аминь.

ПРАВИЛА ПОМЕСТНЫХ СОБОРОВ И СВ. ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО О ЧАРОДЕЯХ И ЧАРОДЕЯНИИ

"Покаявшийся в волшебстве или в отравлении да проведет в покаянии время, положенное для убийцы, с распределением, сообразным тому, как сам себя обличил в каждом грехе" (Правило 65, св. Василия Великого).

Это правило имеет непосредственное отношение к экстрасенсам и тем, которые называют себя "целителями". Вальсамон, объясняя это правило, пишет: "Волшебство состоит в том, чтобы посредством заклинаний и призывания злых духов произвести какое бы то ни было действие", - чем и пользуются нередко указанные лица под видом врачевания недугов, подчас сами не зная, с какой "силой" они имеют дело. Иные же сознательно предаются этой "силе", увлекшись честолюбием и соблазном владеть (повелевать) людьми или причтом.

"Не подобает священным или причетникам быти волшебниками, или обаятелями, или числогадателями, или астрологами, или делати так именуемыя предохранилища (талисманы), которыя суть узы душ их. Носящих же оныя повелели мы извергати из Церкви" (Правило 36, Лаодикийского собора).

По объяснению Зонары: "Правило запрещает находящимся в клире (т.е. священникам и другим служителям церкви) заниматься волшебством или обаянием. Итак чарователи, говоря некоторые песни, то есть заклинания, привлекают демонов".

"Волхвующие и последующие языческим обычаям, или вводящие неких (колдунов, "целителей", экстрасенсов, гадалок и пр.) в домы свои ради изыскания волшебств, или ради очищения, да подвергаются правилу пятилетнего покаяния, по степеням установленным: три лета припадания, и два лета молитв без приобщения Святых Таин" (Правило 24, Анкирского собора).

По толкованию Вальсамона: "Правила подвергают наказанию не только занимающихся ворожбою и волхвователей (совр. экстрасенсов), но и тех, которые ими пользуются". Сюда же относятся практикующие "снятие порчи и сглаза" и обращающиеся к ним.

"Предавшие себя волхвователям, или неким подобным, да будет под епитимиею столько же времени, сколько убийца" (Правило 72, св. Василия Великого).

Объяснение правила. По Зонаре: "Прорицаниями в древности были предсказания, какия... и ныне делаются некоторыми посредством обаяний и демонского действия, хотя они и оказываются по большей части ложными...". Вальсамон дополняет: "... эти (волхвователи, прорицатели ("провидцы") - современные ясновидящие и иные обольщенные "прозорливцы"), прикрываясь скорее добродетелию и святостию, иногда с божественными псалмопениями, рукописуют будущее и показывают неизвестное... как делают и монахи с красивыми бородами и волосами, носящие власяницы и вретища (т.е. грубое, рваное и под. одеяние); ибо и эти, обольщая и обольщаясь, предуказывают будущее как бы по ангельскому откровению. Поэтому-то те, которые отреклись от Бога, но по развращенности прикрываются личиною святости, должны, как мне кажется, быть наказываемы умереннее, а не так, как отрекшиеся от Бога...".

Также смотри: правило 61, Трулльского (Шестого Вселенского) собора; правило 83, св. Василия Великого; правило 3, св. Григория еп. Нисского.

БУДЕМ ПОМНИТЬ, БРАТИЯ И СЕСТРЫ, ЧТО "ЕЛИКО ОТСТОЯТ ВОСТОЦЫ ОТ ЗАПАД (т.е. КАК ДАЛЕКО ВОСТОК ОТ ЗАПАДА)" (ПС. 102, 12), - ТАК И МЕЖДУ ПРАВОСЛАВИЕМ И ОККУЛЬТИЗМОМ НЕПРОХОДИМАЯ ПРОПАСТЬ, КОТОРАЯ ОСТАНЕТСЯ ТАКОЙ НАВСЕГДА.