Прот. Дмитрий Смирнов

МЫ ЯВЛЯЕМСЯ ЗАЛОЖНИКАМИ ВСЕГО СОЗДАННОГО

- Есть такое строгое предупреждение Христа: "Если соблазняет тебя глаз твой, то вырви его. Лучше тебе войти с одним глазом в Царство Небесное, чем с двумя - в геенну". Это - про соблазны. Так вот, источником такого соблазна в мире является Америка. Именно из Америки идет к нам и стриптиз, и секс-шопы, и сексуальные меньшинства всякие. И именно из Америки к нам идут разные секты, например сайентология, свидетели Иеговы, мормоны... Именно из Америки идет соблазн гомосексуализма во всех его проявлениях. Именно из Америки идет сатанизм. Например, известно, что президент Рейган официально выразил благодарность американским сатанистам за тот вклад, который они якобы привнесли в развитие Америки. А посмотрите, что говорит Збигнев Бжезинский...

О. Дмитрий: Я согласен с мнением, что из Америки к нам приходят многие соблазны. По некоторым "антихристовым" тенденциям, Америка "впереди планеты всей". Но какая разница, если мы все бежим в одну сторону - они впереди, а мы - в хвосте. Но бежим-то туда!.. Но разве что-то изменится, если Америку уничтожат? Вы думаете, из Голландии это все не придет? Или из Финляндии? Или еще откуда-то?.. Раз здесь у нас находится почва для восприятия соблазнов. Очень жаль, что мы часто читаем Евангелие, как самые обычные еретики. То есть что мы делаем? Мы выбираем. А слово "ересь" однокоренное со словом "выбор". Мы выбираем из Евангелия то, что нам легче и удобнее, и не замечаем того, что нас не устраивает. Мы не слышим, как Господь говорит: "Должно прийти соблазнам". Да, Господь говорит, что соблазны должны прийти. Но соблазны-то существуют для того, чтобы мы преодолели их, а не для того, чтобы мы пошли за ними. А мы все равно падаем. Нам это нравится. Потому что не можем устоять. Мы знаем, что нехорошо так делать, но все равно тянем к этому руки. Ну что, например, в Москве недостаточно кирпичей, чтобы все эти секс-шопы разгромить? Но ведь никто из возмущающихся ими не разбил даже витрину такого заведения. Представьте себе: любой директор магазина, которому каждый день придется по четыре раза вставлять новое стекло, очень быстро поймет, что нужно поскорее переориентировать торговлю на джинсы, обувь, губную помаду или что-то еще более безобидное. Это же так просто! Кто будет мириться с тем, что стекло разбито - все унесут, разворуют... Или придется милицейский пост оплачивать, что тоже дорого. Так что, если бы люди взялись радикально решить в Москве проблему секс-шопов, уверяю, это было бы сделано очень быстро.

Или, например, проблема сект. Все решается аналогично. Ну, пришли, скажем, восемьсот человек и разогнали сектантов. А чтобы разогнать толпу в восемьсот человек, сколько нужно милиции? И потом, никакому префекту и никакому градоначальнику не понравится, что народ бунтует. С сектами все будет решено в кратчайшие сроки, если придут полторы тысячи человек в кабинет к депутату и вежливо предложат: "Очистите, пожалуйста, от мормонов нашу жизнь. Издайте закон, который для этого нужен. Иначе соберем десять тысяч человек и в Думу никого не пустим. Идите по домам и разрабатывайте проект закона о том, чтобы изгнать вообще все секты". И все, проблемы сект в России не будет. Но беда в том, что мы-то этого не делаем. Значит, нам все это нравится или на все наплевать. Так чем же мы тогда отличаемся от американцев? Вы думаете, что американцы так уж любят всех этих мормонов? Да вы знаете, сколько там судов было против сайентологов? Но, к сожалению, сайентологи активны, а всем остальным наплевать. Сектанты фанатично преданы своему безумию. А мы Правде Божией не преданы. Нет! Мы ничего не хотим делать, только назидаем: "Надо это, надо то и т.д.". Это можно говорить без конца, потому что основное наше отношение к любой проблеме в жизни - это безмолвие. Безмолвие народа. Что бы ни делалось - никого это не волнует. Никого не волнует, что журналы порнографические издаются для детей, что секты у нас расплодились...

Интересно, что попадает какая-нибудь девочка в секту, и только бабушка приходит в храм: "Батюшка, может, вы с ней поговорите?". (Правда, я уже знаю, что чаще всего это бесполезно, потому что секты так обрабатывают мозги, что говорить с тем, кто к ним попал, уже бесполезно и как бы даже и не с кем - человек попросту уже тебя не слышит). Спрашиваю бабушку: "А где папа с мамой?". Почему только бабушка беспокоится? А папе с мамой просто наплевать на девочку, вот в чем дело. А вы говорите: Америка... Это смешно. Еще Иван Андреевич Крылов говорил: "Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться?". Это будет конструктивнее. Мы с вами в Америке ничего исправить не сможем, потому что любую деятельность, которую мы с вами там начнем, быстро прикроют по закону. Но здесь у себя в подъезде какие-то хамские слова и символы закрасить - это мы можем. Опрокинуть ларек с порнухой тоже пока можем. Или сказать: "Товарищ директор, если вы не закроете ваш магазин, мы на вас будем жаловаться!". Можно действовать по закону, а можно и народным способом. Как кому угодно. Но избави Бог от каких-то убийств, поджогов и т.д. Потому что могут люди пострадать. Грех не должен рождать грех, даже в рамках закона.

Вообще нужно заниматься конкретными вопросами, решать их. Понимаете, у нас выборы очень часто проходят. И каждому депутату нужно говорить: "Мы никогда за тебя не проголосуем, если ты не освободишь мой населенный пункт от сект, от порнографии, от наркомании! Покажи нам проект закона, запрещающий все это в нашем городе, в нашем муниципальном округе, в нашей области, тогда мы за тебя проголосуем!". Можно попробовать и таким путем решать проблемы. Но беда в том, что мы-то этого не делаем. Какой смысл в эфире рассказывать, насколько плоха Америка? Информации об этом гора. Сами американцы пишут об этом. Откуда мы знаем об этом? Из американских газет и журналов!

- Батюшка, известно, что женские монастыри принимают на воспитание девочек. А есть такие, которые бы мальчиков принимали? У меня есть мальчик из детского дома, ему исполнилось восемь лет, я бы хотела его пристроить жить в монастыре. Нельзя ли найти такой монастырь?

О. Дмитрий: Я не знаю такого монастыря. И вообще, для монашеской жизни ваш мальчик пока еще слишком маловат. Монастырская жизнь ему будет тяжела, слишком сурова. Я понимаю, что вам с мальчиком трудно и хочется его куда-нибудь поместить. Но раз вы это дело на себя взяли, надо его довести до конца. Может, конечно, у какого-то монастыря есть такая программа. Но это не специфическое для него дело. Организовать что-то при монастыре - это возможно. Но не в монастыре. В монастырь люди уходят Богу молиться, а не детей воспитывать! В монастырях раньше и не венчали, и не крестили. Около него была церковь, где совершались эти таинства. Не то, что монастыри гнушались ими, просто монашеская жизнь - равноангельская. Люди уходят от мира, чтобы не заниматься ни воспитанием детей, ни одеждой, ни другой мирской деятельностью. Они и ходят в одном и том же: подрясник, ряса, клобук с наметкой, параман - вот и все. Износилось - другое надел. Есть праздничная одежда, есть обыденная. Две одежды на все случаи жизни.

Молиться всегда труднее всего. Даже труднее, чем воспитывать детей. Поэтому лучше поискать какой-то детский дом. У нас в стране два миллиона детей, не имеющих попечения взрослых, поэтому детских домов не хватает. И если вы в этом мальчике как-то приняли участие, лучше его к какой-то более или менее нормальной семье пристроить. Это было бы наиболее полезно для его душевного здоровья.

- Я бы хотел спросить у вас насчет души. Говорят, что во время смерти она улетает. У меня сомнение. Мое мнение такое: душа умирает вместе с человеком и остается в нем. А у Бога есть просто дубликат. Именно этим объясняется, что человек может на куски разорваться, но душа тоже вместе с ним разрывается, а у Бога просто есть дубликат. Этим объясняется ее бессмертие.

О. Дмитрий: Я никак не могу с этим согласиться. Мое внутреннее чувство и то, что я знаю и во что верю, категорически этому противоречит. Понимаете, я ощущаю себя как уникальную личность. Я - это я. А дубликат, если он даже совершенно на меня похож (какой-нибудь клон) - это все равно совершенно другое существо. И даже если мою душу разрывает что-то, даже если нет бессмертия, то жизнь дубликата - это другая жизнь, его собственная. И более того, существование некоего дубликата - это учение о предсуществовании душ, а это учение осуждено Церковью как ложное. А уж если Церковью осуждено, значит, он никак не может быть истинным. Постарайтесь это не то чтобы пересмотреть, а, как бы это выразиться, выкиньте этот бред из головы. Вам станет легче!

- У меня вопрос в связи с болезнями, посылаемыми нам за грехи. Вот мнение одного врача-онколога. Он не верит в Бога, потому что видит изо дня в день страдания невинных младенцев 2-3 лет, которые в страшных мучениях умирают от рака. Если бы меня спросили, я бы не смог дать ответ на вопрос.

О. Дмитрий: Это один из главных, ключевых вопросов, которыми неверующие люди объясняют свое неверие. Хотя если человек говорит, что он неверующий, это свидетельствует о том, что его душа заполнена грехом, поэтому очи душевные не видят. Он не может видеть того, что человек существует как род. Было семя, сотворенное Богом. Это - Адам. И чтобы это семя проросло, Господь из естества Адама создал ему в помощницы жену. И вот из этого семени - Адама и Евы - произошло человечество, которое на первой стадии своего семейного бытия (ибо человек - это семья) допустило грехопадение. Человечество как-то катастрофически и смертельно заболело. Хотя Адам прожил почти тысячу лет, но корень болезни в нем все время был. И когда Адам умер (он дожил до своего прапра...внука), на Земле уже было огромное количество людей. Потому что они в геометрической прогрессии размножались. Библия, разумеется, не могла обо всем этом рассказать, потому что задачи у нее были иные. И вот все люди на Земле, хотят они этого или нет, действительно являются братьями и сестрами. Мы ведь не удивляемся, что если папа - наркоман, а мама - пьяница, то у них больной ребенок? Если люди портят экосистемы, если люди воюют, если они ненавидят друг друга, если делают аборты, если мужья изменяют женам и наоборот, - чего они после этого хотят? Чтобы у них все было гладко, хорошо? Естественно, это отражается на всем: и на состоянии ума, и на состоянии здоровья, и на состоянии совести. Конечно, от этого страдают самые беззащитные!

Поэтому совершенно естественно, что если где-то в Гренландии бьют совершенно невинного человека, то на юге Африки от этого может умирать младенец. Потому что все мы связаны, все мы - единое человечество. У нас общие проблемы во взаимоотношениях друг с другом (потому что у нас нет любви между собой, которую Господь просит от нас, и нет любви к Богу). Вот, собственно, и все. Но человек, грешный, этого не видит. Он не видит, что мы - единый род. В Библии об этом написано: "Ангельский собор и человеческий род". А он этого не читал, поэтому знать ему неоткуда. Людей он, скорее всего, не любит, хотя является врачом. И ненавидит. Правда, почему умирает младенец? Такой человек может только причинно-следственную связь увидеть. Младенец - только родился - уже с раком. Ну как это может быть? Что произошло? Науке это неизвестно? Но есть причина - в греховности человека. Потому что неправильно люди живут. А почему живут неправильно? Потому что хотят комфорта, хотят есть не то, что полезно, а то, что вкусно. Не хотят трудиться физически, потому что это тяжело, а хотят лежать. Человек все время хочет делать то, что вредно. Он хочет не на лошади ездить, а на автомобиле. Потому что это быстрее, комфортнее и т.д. А то, что в бензине - свинец, это неважно. И возврата ведь к этому уже нет, вот в чем дело.

Но это оборачивается бумерангом. С одной стороны, пенициллин изобрели, теперь нам не страшны многие болезни, и нет таких уже моровых поветрий, когда полстраны умирало от какой-то заразы. Но прогресс имеет свою оборотную сторону. Не изобрели бы самолет, никто бы не врезался в чужое здание, люди бы не гибли... Скажут: "А мне надо туда лететь!". А зачем лететь-то? Ты живи в своей деревне, да и все. Два раза в год на ярмарку съездишь и достаточно. И получается, мы являемся заложниками всего созданного. Адам, будучи человеком грешным, прожил все-таки тысячу лет, а мы до семидесяти не можем дотянуть. Вот такая ситуация, поэтому и дети умирают.

- Батюшка, у св. Игнатия (Брянчанинова) я читала, что католики и магометане не спасутся. А вот сейчас у афганцев вообще запрещена проповедь христианства. Так что, они уже заранее обречены и не спасутся?

О. Дмитрий: Спастись вообще никто не может. Если вы читали Священное Писание, там об этом конкретно сказано. Ученики Христовы спросили Его: "Кто же может спастись?". А Господь говорит: "Человекам это невозможно!". Поэтому я вас уверяю, не спасутся ни католики, ни магометане, ни иудеи, ни православные - никто не спасется. Кроме тех, кого спасет Господь. "Ихже предуведе, тех и предустави". Вот кого Он захочет, того Он и спасет. А кого Он захочет спасти - об этом тоже в Писании написано. Каких любит Господь? Посмотрите на Корнилия-сотника, на Закхея-мытаря, на Иаира-начальника синагоги. Почему Господь так внял их молитвам, что их отличало от нас? Что в них было такое, что Господь на них призрел? Сам человек спастись не может. Если было бы можно спастись кому-то, Христос вообще бы не приходил. Сказал бы: "Спасайтесь сами! Вот вам учение, вот вам правило! Только не отступайте от закона, который Я дал!". Нет! Закон не может человека спасти. Потому что Господь и имя Себе избрал: Иисус, что значит Спаситель.

Чтобы спасти человека, нужно восстановить его падшую природу. Не может сгоревший электрический чайник сам себя починить. Нужен либо создатель этого чайника, либо мастер, который знает, как он устроен: или спираль заменить, или провод... Только тогда что-то может с ним произойти. Так и Господь: Сам, Своею благодатью восстанавливает падшее человеческое естество. Мы должны Его об этом молить, устремляться всегда к тому, чтобы исполнить заповедь Божию. И если Господь увидит, что желание наше настоящее, Он придет и спасет нас! А уж кто в результате своей жизни спасется?.. С афганского парня, которого только и учили убивать "неверных", с него один спрос. А с человека, который с утра до ночи у приемника сидит и "Радонеж" слушает, - другой спрос. Поэтому и неизвестно, кто спасется.