4. Тайна русской истории

Кто разрушил русскую цивилизацию? По мнению профессора О. Платонова, "особую роль в разрушении русской цивилизации играли евреи. Национально крепко сплоченному еврейству, жившему тогда преимущественно в западнорусских землях и постепенно проникавшему в главные города России, были абсолютно чужды ценности русской цивилизации. Более того, в силу исторических особенностей национального развития многим евреям были более близки ценности западной цивилизации, чего они, впрочем, никогда не скрывали. Мироощущение и мировосприятие русского народа было совершенно иным, чем мировосприятие евреев - это отмечал еще в ХI веке митрополит Иларион" [165:416].

Значительная часть еврейства, по справедливому замечанию К. Маркса, несла в себе буржуазный дух. В связи с этим еврейство стало одной из самых активных сил по разрушению ценностей русской цивилизации. По мнению О. Платонова, с понятием "русский царь" оно не связывало никаких чувств, кроме ненависти. И не случайно представители именно этого "малого народа" были организаторами и исполнителями злодейского убийства царской семьи. Евреи составляли около половины так называемых революционеров и подавляющую часть руководителей разных подрывных антирусских организаций. Россия для них была то же самое, что для испанцев империя инков или для англичан - Африка (отсталая страна, населенная темным народом, которую необходимо было цивилизовать в западном духе).

По мнению ряда исследователей, ненависть к русскому народу со стороны определенной части западного мира и еврейства является результатом коренных религиозных различий между Россией и Западом. Если для России Бог - Господь Иисус Христос, пришедший в мир спасти грешных, то у Запада бог совершенно другой - это князь мира сего, бог наживы и беспредельного эгоизма, бог тщеславия и корысти. Как отмечал митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев), борьба антихриста против Христа - такова духовная первопричина антагонизма между Западом и Россией. Примерно со второй половины ХVII в. в России стала ослабевать православная вера, православная духовность. С ослаблением православной веры и нарушением духовного единства в страну начали проникать евреи западного мира, прежде всего, из соседней Польши.

С ХIII по ХVIII в. в Польше создавалась, росла и укреплялась крупнейшая еврейская община, которой предстояло образовать основной массив будущего российского еврейства, ставшего к ХХ веку главной частью еврейства мирового [217:23]. С XVI в. духовное главенство над еврейским миром сосредоточивалось в немецко-польском еврействе [33:40]. Происходило значительное переселение польских и чешских евреев на Украину, в Белоруссию и Литву [8:28].

В ХVII в. после поражения папы римского, не сумевшего завладеть Россией посредством польских королей, в западном мире начали усиливаться настроения русофобии, особенно во второй половине этого века после возвращения в состав России малороссийских земель. Эти земли во время польской оккупации были в значительной мере заселены иудеями, безжалостно эксплуатировавшими живший здесь русский народ. В то время Польша являлась скорее не христианским, а иудаизированным государством. Большая часть ее элиты и сам король находились под контролем богатых иудейских кланов, составивших огромные состояния на аренде шляхетских поместий, кабаков и даже православных церквей. Царь Алексей Михайлович резко ограничил возможность иудеев поживиться за счет русских. В связи с этим в Польше и связанных с ней католических странах усилилась антирусская пропаганда [165:396].

В XVIII в. в результате трех разделов Польши (1772, 1793, 1795 гг.), а также присоединения к России после 1814 г. Центральной Польши, в состав нашей страны вошло почти 1,5 млн евреев. При первом разделе в Россию возвратилась Белоруссия вместе со 100-тысячным еврейским населением [217:31]. От этого года можно датировать первое значительное историческое соприкосновение еврейской и русской судеб. При втором (1793 г.) и третьем (1795г.) разделах Польши в состав России вошло уже почти миллионное еврейство Литвы, Подолии и Волыни. Это крупнейшее историческое событие, не скоро осознанное, затем сильно повлияло на судьбу России и восточно-европейского еврейства [217:43].

С присоединением к России после 1814 г. и Центральной Польши в России оказалось еще 400 тыс. евреев, и еврейская проблема стала еще сложнее, тем более, что численность их постоянно возрастала [217:65].

Находясь в благоприятных условиях, еврейское население России росло уверенно и быстро. В 1864 г. без Польши оно составляло 1,5 млн [34:159], а вместе с Польшей насчитывало в 1850 г. 2 млн 350 тыс., а в 1880 г. - уже 3 млн 980 тыс. человек. То есть за столетие еврейское население России выросло больше чем в 5 раз. Если в начале ХIХ в. российское еврейство составляло 30 % мирового, то уже в 1880 г. - 51 % [217:146].

Таким образом, даже при растущем значении американского еврейства еврейство России к началу ХХ в. составляло около половины еврейского населения всего земного шара [110:313 - 314]. Это крупное историческое явление не было тогда своевременно осмыслено ни русским обществом, ни российской администрацией. Зато само еврейство это вполне осознавало. М. М. Биккерман писал в 1924 г.: "В царской России жило более половины еврейского народа… Естественно поэтому, что еврейская история ближайших к нам поколений была по преимуществу историей русского еврейства". И хотя в ХIХ в. "западные евреи были богаче, влиятельнее, стояли впереди нас по культурному уровню, но жизненная сила еврейства была в России. И эта сила росла и крепла вместе с расцветом Русской империи… Только с присоединением областей, населенных евреями, к России… началось возрождение. Еврейское население быстро увеличивалось в числе, так что могло даже выселить многолюднейшую колонию за океан; в руках евреев накапливались капиталы, вырос значительный средний слой, поднимался все больше материальный уровень и широких низов: рядом усилий русское еврейство… все больше преодолевало вынесенную из Польши грязь, физическую и духовную; все больше распространялась в среде еврейства европейская образованность… и так далеко мы ушли в этом направлении, столько духовных сил накопили, что могли позволить себе роскошь иметь литературу на трех языках" [6:84 - 85].

Вся образованность и все богатство пришли к восточно-европейским евреям - в России. И русское еврейство проявилось "по своей численности и по свежести таившихся в нем сил становым хребтом всего еврейского народа" [6:87]. С этой общей картиной, даваемой автором, свидетелем той жизни, соглашается в 1989 г. и наш современник: "Общественная жизнь русского еврейства на рубеже веков достигла зрелости и размаха, каким могли бы позавидовать многие малые народы Европы" [217:306].

Уж в чем не обвинишь "тюрьму народов" - так это в преследовании или ущемлении евреев или других малых народов [217:306]. За век с лишним под русской короной еврейство выросло с 820 тыс. (с Царством Польским) до свыше 5 млн человек. С учетом того, что более полутора миллионов эмигрировало, численность евреев с 1800 до 1914 г. возросла в восемь раз. А за последние 90 лет рост был в 3,5 раза - от 1 млн 500 тыс. до 5 млн 250 тыс., - тогда как население всей "империи" за эти годы (с учетом приобретения новых областей) выросло в 2,5 раза [110:384 - 385; 217:439].

Таким образом, в России евреи жили в благоприятных для них условиях. Поэтому им и не разумно было связываться с революционным движением, погубившим нормальную жизнь в России. Однако и в разрушении монархии, и в разрушении буржуазного порядка, как и в утверждении его перед тем, евреи также послужили передовым отрядом [217:252]. Марксистский историк М. Н. Покровский оценивал, по данным различных съездов, что евреи составляли от четверти до трети организаторского слоя всех революционных партий [110:398].

Приведем свидетельство В. Шульгина о петербургских студенческих волнениях в 1899 г.: "Длиннейшие коридоры университета были заполнены жужжащей студенческой толпой. Меня поразило преобладание евреев в этой толпе. Было их более или менее, чем русских, я не знаю, но несомненно они "преобладали", то есть они руководили этим мятущимся месивом в тужурках". Они стали выбрасывать из аудитории профессоров и небастующих студентов. Затем эта "чистая, святая молодежь" подделала фотографические карточки, на которых было изображено избиение студентов казаками; эти карточки выдавались за моментальные снимки "с натуры", а были фотографиями с рисунков. "Роль евреев в революционировании университетов была поистине примечательна и совершенно не соответствовала их численности в стране" [260:53 - 54].

Г. П. Федотов писал: "Еврейство… освобожденное духовно с 80-х годов… подобно русской интеллигенции Петровской эпохи, максимально беспочвенно, интернационально по сознанию и необычайно активно… сразу же занимает в русской революции руководящее место… На моральный облик русского революционера оно наложило резкий и темный отпечаток" [235:113 - 114].

С 80-х гг. XIX в. русская и еврейская интеллигенция сливались не только в общем революционном деле, но и во всех духовных увлечениях, особенно в беспочвенных и бездуховных. "Эта духовная пустота, скрывавшаяся под лишь поверхностно усвоенной европейской культурой, делала евреев, уже в силу своего преимущественного занятия торговлей и промышленностью склонных к материализму, крайне восприимчивыми к материалистическим политическим учениям… Столь свойственное евреям рационалистическое мышление… располагает их к усвоению доктрин вроде революционного марксизма" [116:130 - 132]. Марксистское движение в России и началось с еврейской молодежи.

В 1903 г. Витте во встрече с Герцлем отмечал, что, составляя менее 5 процентов населения России, 6 млн из 136, евреи рекрутируют из себя 50 % революционеров [217:237].

В годы Первой мировой войны в трех сопредельных европейских империях (Германии, России и Австро-Венгрии) жило три четверти евреев всего мира и 90 % евреев Европы [110:313 - 314]. В Польше евреи составляли 14 % от всего населения страны [217:480]. Евреев часто обвиняли тогда в трусливости, дезертирстве, шпионаже, предательстве, перебегании к неприятелю. Вот что об этом писал последний протопресвитер русской армии и флота Георгий Шавельский (еврей по происхождению): "Вопрос этот слишком широк и сложен… не могу, однако, не сказать, что в поводах к обвинению евреев в то время не было недостатка… В мирное время их терпели на разных нестроевых должностях; в военное время … евреи наполнили строевые ряды армии… При наступлениях они часто бывали позади, при отступлениях впереди. Паника в боевых частях не раз была обязана им… Отрицать нередкие случаи шпионства, перебежек к неприятелю… со стороны евреев тоже не приходится… Не могла не казаться подозрительной и поразительная осведомленность евреев о ходе дел на фронте. Их "почта" действовала иногда быстрее и точнее всяких штабных телефонов… В еврейском местечке Барановичах, рядом со Ставкой, события на фронте подчас становились известными раньше, чем узнавал о них сам Верховный со своим начальником Штаба" [256:271 - 272]. Приведем еще одно свидетельство современника. Абрам Зисман, инженер, служивший тогда в эвакуационной комиссии, полувеком позже вспоминал: "К стыду своему должен сказать, [что евреи близ германского фронта] вели себя весьма неблаговидно, помогая всячески германской армии" [147:3].

В. Шульгин в 20-е гг. ХХ в. писал: "Еврейство за это время [четверть века перед революцией] прибрало к своим рукам политическую жизнь страны… завладело политической Россией … Мозг нации (если не считать правительства и правительственных кругов) оказался в еврейских руках и привыкал мыслить по европейской указке… [260:58, 75].

К 1917 г. был нарушен баланс сил между национальной Россией и антирусскими силами, составлявшими значительную часть образованного и правящего слоя страны. По О. Платонову, так называемая революция 1917 г. имела скорее не социальный, а антирусский характер. Она была направлена против Святой Руси, русской цивилизации. В этой революции хорошо организованные антирусские силы, умело используя социальные противоречия, предательским путем уничтожили национальную Россию, предварительно развалив изнутри ее главные центры [165:480].

По одной из современных версий, антирусская революция 1917 г. была по своей сущности иудейской и имела два этапа. Первый этап (февраль - октябрь 1917 г.) - фарисейский (прозападный, либерально-масонский, "католико-протестантский"). Второй этап (с октября 1917 г. по 1991 г.) - саддукейский (тоже прозападный, еврейско-большевистский, "атеистический"). С 1992 г. по настоящее время вновь предпринимается попытка осуществить фарисейский (прозападный, либерально-массонский, католико-протестантский) вариант уничтожения иудеями русской православной цивилизации. Название этим этапам дано в соответствии с составом руководящих органов этой революции и проводимой ими политикой в отношении исторической России и русского народа. На первом этапе руководящие органы формировались преимущественно из масонов. К масонским ложам принадлежало не менее 90 процентов состава Временного правительства и почти все губернские комиссариаты. На втором этапе подавляющее число большевистских руководителей в центре (более 80 %) и на местах были евреями. Подробнее об этом написано в книге О. Платонова "Тайная история масонства" [165:480].

На первом этапе революции 1917 г. были созданы окончательные условия для развития второго. Погром национальной России был начат масонским правительством Львова-Керенского. В течение нескольких месяцев этим правительством было сделано все по разрушению русской армии и государственного аппарата, расчищен путь для большевистского погрома. Еврейским большевикам благоприятствовало напряжение в обществе, суть которого состояла в недоверии большой части народа к правящему слою и интеллигенции, ибо для народа они были чужаками, людьми другой культуры, несправедливыми и лукавыми.

В глазах народа авторитетными были только царь и царская власть. Остальная же часть правящей системы доверием не пользовалась. После дискредитации и свержения царя правящий режим потерял всякое оправдание своего существования. Без царя он стал просто чужим для большинства русских людей. Троцкий, Ленин и другие еврейские большевики очень хорошо сумели использовать это настроение.

Белое движение, многие вожди которого выдвинулись при Временном, либерально-масонском правительстве, предпринимало попытки освободить Россию от еврейских большевиков. Однако оно было обречено изначально, ибо вожди его по своим убеждениям являлись республиканцами, а многие члены белых правительств состояли в масонских ложах. И белые и красные боролись не за Россию и Святую Русь, а за власть над русским народом. И те и другие были чужды Святой Руси [165:486].

Существует миф о том, что в гражданской войне богоборцам-большевикам противостояли сплошь "консервативные" и "национально мыслящие" деятели Белого движения, ставившие своей целью восстановление на Руси "исконно-русских форм государственности". Для русского человека не подлежит сомнению, что если бы это было действительно так, если бы белые армии и политики, стоявшие у них за спиной, действительно боролись за воссоздание Святой Руси с ее православной соборной государственностью в исконной самодержавной форме, - никакая победа большевиков была бы невозможна [89:138].

Атеисты не победили бы в России, если бы в борьбе против коммунистического богоборчества сопротивная сторона начертала бы на своих знаменах вековые русские лозунги: "Православие, Самодержавие, Народность", "За веру, Царя и Отечество" и им подобные. Увы, растление сердец и умов "либерально-демократической" западной заразой зашло столь далеко, что подавляющее большинство вождей Белого движения пуще большевизма боялись обвинений в "черносотенстве", "реакционности" и симпатиях к "гнилому царизму".

По сути, в хаосе Гражданской войны противостояли друг другу две далекие от русского идеала, враждебные Святой Руси идеологические модели: христоборческий коммунизм с его человеконенавистническими призывами к "классовой ненависти" и западноевропейский либерализм с его безбожным культом индивидуализма, самодовлеющей гордыни и безудержного потребительства. Это были две головы одного дракона, рожденные и вскормленные Западом в течение его длительного, многовекового духовного перерождения, превратившего некогда христианский мир Западной Европы в рассадник безбожия и "гуманизма".

Безусловно, по обеим сторонам было множество людей честных и благонамеренных, искренне заблуждавшихся, не видевших для себя в сложившейся ситуации иного выхода. Тем не менее факт остается фактом: ожесточенно истребляя друг друга, русские люди полярных политических убеждений содействовали крушению исторической России. В борьбе за власть красные смогли обратить в свою пользу народное стремление к справедливости, правде, соборности. Белые могли победить, если бы сделали знаменем своей борьбы царя. Однако, в силу убеждений их вождей, они не пошли на это, и были разбиты. Естественно, нельзя уравнивать белых и красных, Белое движение, не отвергавшее Христа, и воинствующих христоборцев.

Активный участник европейской революции XIX в. сионист В. Марр в своей книге "Победа еврейства над христианством", изданной в 1879 г. в Берлине, писал: "Я громко провозглашаю, без малейшей насмешки, торжество иудаизма в мировой истории … В настоящее время между всеми народами одна Россия еще оказывает сопротивление официальному признанию нашествия иностранцев. Это последний оплот, против которого иудеи соорудили их последнюю траншею. И, судя по ходу дел, капитуляция России есть вопрос времени… Дух гибкой интриги иудеев погрузит Россию в такую революцию, подобно которой свет еще действительно никогда не видел…".

Более глубоко развивает эту целеустановку о будущем России после ее захвата еще один великий идеолог и практик Октябрьской революции 1917 г. Л.Троцкий, дословное высказывание которого привел А.Симанович в своей книге "Воспоминание":

"… Мы должны превратить ее (Россию,- В.О.) в пустыню, населенную белыми неграми, которым мы дадим такую тиранию, какая не снилась никогда даже самым страшным деспотам Востока… Тирания эта будет не справа, а слева, и не белая, а красная, ибо мы прольем такие потоки крови, перед которыми содрогнутся и побледнеют все человеческие потери капиталистических войн. Крупнейшие банкиры из-за океана будут работать в теснейшем контакте с нами.

Если мы выиграем революцию, раздавим Россию, то на погребальных обломках ее укрепим власть сионизма, перед которой весь мир опустится на колени… Мы покажем, что такое настоящая власть. Путем террора, кровавых бань мы доведем русскую интеллигенцию до полного отупения, до идиотизма. До животного состояния. А пока наши юноши в кожаных куртках - сыновья часовых дел мастеров (имеются в виду сотрудники ВЧК - ОГПУ и комиссарский корпус Красной Армии - В.О.) из Одессы и Орши, Гомеля и Винницы, - о, как великолепно, как восхитительно умеют они ненавидеть все русское! С каким наслаждением они уничтожают русскую интеллигенцию - офицеров, инженеров, священников, генералов, агрономов, академиков, писателей!…". (Обрежа В.В. Применение Западом новейшего оружия массового уничтожения - причина гибели СССР и разрушения России. М.,2006, С.49-50).

С приходом к власти еврейских большевиков основная часть образованного общества России, лишенная национального сознания, стала сознательным и активным проводником самой кровавой большевистской политики. Интеллигенты, сотрудничавшие с большевиками, военспецы из числа офицеров, служащие из числа чиновников предали Святую Русь и Россию и ее национальные интересы.

При большевистском режиме образованное общество трансформировалось, его антирусский характер становился абсолютным. Уничтожались миллионы священнослужителей, монашествующих, самых стойких в Православии людей, носителей идеалов Святой Руси. Преследовались все православно мыслящие, а вера в Бога и национальное сознание относилась к разряду опасных государственных преступлений, караемых смертной казнью [165:481].

Богоборческая власть вела против Православия и Русской Православной Церкви ожесточенную борьбу. Шла не только физическая, но и идейная борьба за уничтожение Православия в Советской России. Начиная с 1929 г. духовенство, твердо верующие православные люди и религиозные организации были зачислены по решению партии в разряд противников социализма и легально действующих контрреволюционных организаций.

С того времени духовенство и верующие считались "классовыми врагами". В феврале 1938 г. четвертый пленум центрального совета Союза безбожников СССР заявил: "В лице религиозных организаций мы имеем прямых врагов социализма, прямых врагов народа". Несмотря на жестокие репрессии безбожной власти по отношению к верующим, прежде всего к православным, перепись населения страны 1937 г. показала - две трети населения России остались верующими и не побоялись заявить об этом открыто.

Число лиц, погибших от голода и войн за 1918 - 1946 гг., составило от 39,6 до 48,6 млн [100:516, 523, 587, 595, 573, 615, 616, 618, 675, 671, 585, 565]. Общее число лиц, умерших в России не своей смертью от массовых репрессий, голода, эпидемий, войн, составило за 1918 - 1955 гг. более 87 млн (в том числе около 70 млн русских, включая белорусов и малороссов). За 1918 - 1955 гг. в России не своей смертью умер каждый пятый, когда-либо живший в нашей стране после революции. В то время как в 1861 - 1917 гг. удельный вес лиц, умерших не своей смертью, был менее 2 %, а во Франции, Великобритании, Италии, США в 1920 - 1960 гг. - менее 1 %, то есть, по крайней мере, в 20 раз меньше, чем в Советской России.

Кроме того, насильно выведенные из жизни люди могли иметь детей и внуков. Самые заниженные подсчеты показывают, что "недобор" рождений составил 64 млн человек. А общее число лиц, умерших своей смертью, покинувших Родину (5 млн человек), и число детей, которые могли бы родиться у этих людей, составило 156 млн человек. Это нынешняя численность населения Англии, Франции и ФРГ, вместе взятых.

Таким образом, в нашей стране могло бы жить не 280 млн человек, как в середине 70-х гг. ХХ в., а не менее 400 - 430 млн человек. Общий же ущерб только русского населения (включая белорусов и малороссов) составляет 125 - 130 млн человек. Погибла и не смогла дать потомство не просто часть населения, а генетически лучшая его часть - главные творцы материальной и духовной культуры страны, носители лучших традиций и идеалов.

Погибло или превращено в руины не менее 25 - 30 тыс. церквей и соборов, около 500 монастырей, не менее 50 тыс. ценных городских зданий (особняков и т. д.), около 2 тыс. усадеб. Уничтожены сотни тысяч предметов прикладного искусства, десятки тысяч художественных живописных произведений, фресок, росписей, не менее 20 млн икон. По ориентировочной оценке, стоимость утраченных культурных сокровищ России составляет десятки триллионов рублей в ценах 1985 г. [165:481 - 482].

"Трагедии, которая постигла русскую нацию в ХХ в., не знал ни один другой народ за всю историю человечества. Масштаб геноцида, который еврейские большевики с распаленным талмудическим сознанием развернули против русского народа, во много раз превзошли преступления испанцев против инков, североамериканцев против индейцев, немецких фашистов против народов СССР, поляков, евреев, цыган… Число жертв так называемого Холокоста, по оценкам достоверных исследований, составляет от 600 тыс. до 1 млн человек, то есть в десятки раз меньше числа убитых и замученных русских людей за период правления еврейских большевиков" [165:482].

Ущерб, нанесенный Православной Церкви, русской нации и ее святыням, был таков, что многим казалось, что Святая Русь, русский народ погибли навечно. И это действительно может произойти, если нам не удастся определить истинные причины нашей трагедии, которые находятся в нас самих.